Проповедь архимандрита Ианнуария (Ивлиева) в четверг 4-й седмицы по Пятидесятнице

Чтение:  Мф., 43 зач., XI, 27–30

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Прочитанное сегодня Евангелие знакомо всем почти наизусть: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себя… и найдете покой душам вашим. Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко».

Кажется, все так понятно и просто; и проповедать-то здесь почти не о чем – и так все ясно. Но за видимой простотой и ясностью евангельского текста таятся очень глубокие и для многих трудные до непреодолимости богословские мысли. Так, например, можно с уверенностью говорить, что для окружавших Иисуса Христа иудеев Его слова представлялись богохульными. А для нас они спасительны. И вот в чем их суть.

Обыкновенно, слова Спасителя о покое души тех, кто берет на себя Его легкое бремя и благое иго, понимаются в сентиментальном ключе. Мы видим иногда книжные иллюстрации к этой речи Господа. Вот утомленные труженики, а также все больные, обремененные непосильными житейскими заботами люди, подходят к спокойному, уверенному и источающему благость Спасителю, внемлют Ему. И Он либо прикосновением Своей руки, либо одним Своим взглядом вносит в души людей надежду, покой и радость. Раны, телесные и душевные, заживают, морщины разглаживаются, и вместо скорби на лицах отпечатлевается улыбка. Все это очень трогательно и прекрасно.

Но, как ни покажется странным, мы не обнаружим в словах Спасителя ничего, подтверждающего эту сладостную картину. Если только дадим себе труд поглубже, а не поверхностно, как обычно, вдуматься в них. А в этой задаче и состоит тщательная работа ума и сердца над евангельским текстом.

Прежде всего, спросим себя, к какой толпе обращался Иисус Христос? И на каком языке Он с этой толпой разговаривал? По-русски? По-славянски? По-гречески? – Нет. Он говорил с иудеями того времени на их языке, то есть по-арамейски. А этот язык был весьма близок к библейскому еврейскому языку, особенно в религиозной сфере. И вот если мы возьмем на себя труд попытаться перевести речь Спасителя на тот язык, на котором Он ее произносил, то обнаружим удивительные вещи.

Обращаясь к людям с речами, Господь, и это надо постоянно осознавать, всегда говорил о самых серьезных, о самых важных вещах. А именно: о спасении человека, о Царствии Божием и о вхождении в него. В Евангелиях это отражено. В них мы не найдем разговоров на светские темы, даже нравственно возвышенные. Только речь о глубоко религиозных предметах.

Да и люди, собиравшиеся вокруг Него, ждали от Него именно ответа на основной вопрос: как достичь спасения? Все они, без исключения были людьми религиозными и искали спасения в точном следовании заповедям Закона Божия, данного им через Моисея. На языке того времени это называлось по-разному: «трудиться над законом», «брать на себя бремя закона», «нести иго закона», «идти к Моисею». Окружавшие Христа люди были именно трудящимися над исполнением заповедей закона. Они были людьми, обремененными законом, пытавшимися нести всю свою жизнь его нелегкую ношу – бремя. Посему, когда Спаситель говорит: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные», Он отнюдь не имеет в виду людей устало бредущих с полей, с фабрик и заводов. Но людей, ищущих удовлетворения своей религиозной потребности. Его речь – это речь великого Пророка и религиозного Учителя; более того, речь Спасителя, а не сентиментального успокоителя усталых душ.

Они все шли за спасением к Моисею, которого считали первым спасителем Израиля. Иисус говорит им: «Нет. Идите ко мне». Они трудились над законом, они были обременены заповедями, столь нелегкими к их исполнению. Иисус говорит им: «Не бремя закона, не иго закона возьмите на себя, но Меня, как бремя и как иго».

Спаситель предлагает людям Себя и вместо Моисея, и вместо Моисеева закона, и обещает им при этом покой. По-еврейски покой – шаббат, суббота. Все иудеи стремились к божественной субботе, то есть к блаженному состоянию вечной жизни с Богом и в Боге. Они думали, что тщательное исполнение закона даст им эту субботу, этот покой, упокоит их. Кстати, отсюда происходит наше слово «покойник». Это человек, обретший божественный покой, субботу. Это следует иногда вспоминать: покойник, в своем первичном значении – не труп, а упокоившийся в Боге человек.

Они искали покоя в законе. Господь говорит им, что ветхий закон не приведет их к покою, к искомой ими вечной жизни и блаженству. Не к закону, но ко Мне идите, призывает Он. Но почему, почему Господь, как бремя – легче закона? А Он объясняет: потому, говорит Он, что иго Мое благо.

И здесь мы подходим к тому центральному моменту в речи Иисуса Христа, на котором следует остановить внимание особо. Дело в том, что в оригинальном евангельском тексте употреблено слово, которое у нас переведено как «благо», «благое иго», но основное значение которого несколько иное – «удобное к использованию», «подходящее», «пригодное».

«Иго Мое удобное» – не так, как закон, который для всех одинаков. Для одних – слишком широк. Для других – слишком узок. Но для всех один и тот же, неизменен  – мертвая буква. А Я, говорит Спаситель – не каменная мертвая буква закона, но живая Личность. И к каждому, абсолютно к каждому человеку, у Меня будет Свой особый подход, Свой ключ.

Не мертвый закон Ветхого завета спасет нас, но живая Богочеловеческая Личность Иисуса Христа. Его принять на себя, как легкое бремя и удобное иго, Его вобрать в себя, Ему дать место в себе – вот спасительный путь Нового Завета. Жить так, чтобы можно было сказать о себе следующим образом – так, как апостол Павел: «Уже не я живу, но живет во мне Христос». Вот истинное блаженство, упокоение и счастье.

Аминь.

Материал предоставлен радио “Град Петров”

Добавить комментарий