Проповедь архимандрита Ианнуария (Ивлиева) в престольный праздник храма св.апостолов Петра и Павла при АППО (12.07.2006 г.)

Чтения:  2 Кор 11:22–12:9;    Мф 16:13–19

Запись и расшифровка – Л.Голубкова

Редактура – О.Суровегина

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сегодня праздник двух первоверховных апостолов. Апостолов было много, но в Церкви заведено праздновать самый важный апостольский день, отмечая память этих двух первоверховных  апостолов, изображение которых мы видим на иконе. Причём любопытно, что на иконе их изображения почти неотличимы друг от друга. Они очень похожи: в одинаковых одеждах, примерно одинаковые лица, немножко только отличаются по цвету волос…

На самом же деле икона, конечно, выделяет только самое основное в образе, в облике, в лике святого человека, в отличие, скажем, от фотографии, портрета или биографического, литературного описания, которое определяет частности и особенности индивидуальной личности. Это два человека, сыгравшие большую роль в становлении христианской Церкви и совершенно новой, необычной религии, которая радикальнейшим образом отлична от всего, что было прежде нее, от всех языческих верований и от религии и законов иудаизма.

Эти два человека в жизни очень сильно отличались друг от друга. Отличались практически всем по человеческим масштабам. Один – из простых людей, галилейский рыбак, другой – из интеллигентной семьи, стал иудейским эмигрантом, фарисеем. Один не получил никакого образования, другой получил блестящее образование. Один был, по всей видимости, сильный физически, но, тем не менее, страдал душевной немощью (вспомните историю троекратного отречения Петра перед Крестом Христовым) – другой обладал очень незавидным здоровьем, был очень болезненным человеком, но, тем не менее, в Священном Писании, по крайней мере, мы не находим ни одного случая, когда бы он отступил, будучи каменным в своей нравственности и верности Христу.

Один именовался «скалой», «кифой» – по-арамейски; по-гречески Петр, πέτρα  – скала, твердый, камень. Но, тем не менее, как мы видим, обладал немощами. У другого имя было Paulus (Паулюс), латинское прозвище, собственно, ведь это не имя, всего лишь прозвище. Имя апостола мы не знаем. Еврейское его имя – Савл, а римского мы не знаем. Только римское прозвище «паулюс», что означает вовсе не скала, а, наоборот, «маленький», «малыш». Так вот этот малыш, маленький, немощный человек обладал духовной мощью, которой позавидовала бы любая другая «скала».

Один был послан к народу израильскому согласно Апостольскому собору, который предположительно состоялся в 49 году после Рождества Христова, –  это Пётр. Другой был послан, единственный из всех апостолов, к язычникам   – это Павел. Один, вроде бы будучи послан к одному народу Израиля, тем не менее стал епископом Римской Церкви  – города Рима как представителя всей Римской Империи, остающейся в нашей памяти как символ всего объединяющего: Рим  – вечный город. Другой, будучи послан к многим разнообразным народам, тем не менее, объединил их всех в единую Церковь Христову.

Вот такие различные судьбы! Один похож на каменную скалу, а другой   – двигающийся, переходящий из одной страны в другую, как мы сегодня слышали в апостольском чтении; испытывавший много неудобств, неувязок, скитаний, то есть как текучая вода… Но, тем не менее, обоих их объединяет одно: они оба исповедовали Господа Иисуса Христа, о Котором мы тоже слышали сегодня в Евангельском чтении. Петр исповедовал Иисус как Христа. А Павел нес это исповедание во весь мир.

В истории тоже интересно отразились имена этих двух апостолов, став как бы символами разных течений в христианстве. Если вспомните, то Петр географически и символически обозначает Рим. Помните, что в Риме собор Святого Петра – это имперское начало, объединяющее, как бы властное, оно обладает силой, властью; это как бы административное начало в Церкви. Недаром и наш город, который был призван с самого начала стать столицей многонациональная империи, именуется городом святого Петра – Санкт-Петербург. Нам было бы странно даже услышать название имперского города как «Паульбург», нет  – Петербург, имперский, объединяющее начало.

А имя апостола Павла в истории Церкви, опять же западной Церкви, скорее, было как бы символом начала не центростремительного, а центробежного начала. Если вы вспомните с возникновением протестантизма в 16 веке появляется нравственное богословие, этическое богословие – особое направление, которое опирается на богословие свободы апостола Павла. И недаром одна из крупнейших протестантских стран – Великобритания – со своей столицей в Лондоне имеет главным собором англиканской церкви  собор святого Павла.

Вот такие разные люди по характеру, разные исторические судьбы их имен и символов, но тем не менее они составляют для нас единство, и Церковь признаёт это единство тем, что празднует их основную память в один и тот же день! Это два первоверховных апостола, несмотря на всю их разность, которая, кстати, в жизни проявлялась и в их некоторых конфликтах, о которых мы читаем, скажем, в Послании Галатам. Да, но всё это человеческое. А Божественное их объединяет. То есть это объединение двух столь противоположных лиц в один день в одной памяти, в одной Церкви говорит об очень многом. Говорит о том, о чём говорил и апостол Павел: что истинное единство возможно только в многообразии. И многообразие превращается в бессмысленное скопление различных элементов, если это многообразие не объединено в единство.

Само понятие Церкви как Тела Христова, состоящего из множества различных членов, то понятие, которое ввёл в наше богословие святой апостол Павел, как раз и говорит об этом, что Церковь как единый организм, живое Богочеловеческий организм, возможна только там, где существует, признается, исповедуется и практикуется многообразие. Всякое стремление к единообразию, к униформности, к тому, чтобы все были одинаковыми, немедленно превращает Церковное Тело в кучу однообразных элементов, которые в конце концов распадаются.

Кстати, этот факт, который так часто подчеркивал апостол Павел в своих посланиях, так часто забывался в истории! И все расколы церковные – все! – начиная от первого столетия (не надо преувеличивать значение единства Церкви в самом начале ее существования), а уж тем более начиная со второго столетия до нынешнего времени; все расколы происходят из-за того, что одни люди говорят: «Мы правы – вы неправы. Мы хорошие – вы плохие. Мы святые – вы грешники!» Вот это стремление утвердить себя за счет других во многом и приводило всегда к расколу! Увы, этот исторический опыт и этот логический опыт не учитывается нами доныне. Но он должен послужить нам большим уроком.

Мы празднуем сегодня этот день в учебном высшем заведении, который именуется Академией педагогического мастерства, повышения квалификации этого мастерства. И тут невольно вспоминаются слова апостола Павла о том, кто такие педагоги. Ну, правда, он говорил об одном педагоге – о Законе Моисеевом. Он в одном из посланий говорил, что Закон был для нас «детоводителем». Слово «детоводитель» ­славянское, русское слово, но если мы переведем его на греческий язык (а Павел писал свои Послания по-гречески), то по-гречески это звучит «педагог» paidagogos.  Педагог – это «детоводитель». А теперь нелишне вспомнить, кто же такой был педагог в древнем мире, образ которого использовал апостол Павел в своих посланиях. Педагог – это вовсе не величественный наставник, которому поклоняются ученики и который требует к себе всяческого уважения. Нет, нет! Не так было! Педагог – это старый, часто больной, ни на что не годный, седой, часто плешивый раб, которого уже никуда невозможно было использовать. Единственное место, где его использовали в домашнем хозяйстве, – это чтобы он брал мальчика за ручку утром и отводил его к воротам школы. Он не имел права входить в школу, он оставался около этих ворот с мешочком (с завтраком или с сандаликами для спортивных занятий). А потом встречал мальчика, который выходил из школы, и отводил домой, чтобы по пути его никто не обидел, чтобы он не шалил по пути. Вот вся функция педагога: скромная, охранительная, ведущая в школу. А школа для педагога недоступна. Так было в древнем мире.

Павел использует этот образ: он говорит, что Закон Моисея был таким «детоводителем» – педагогом в школу. Избранная школа – это Христос. Моисеев Закон, ветхая религия – это всего лишь путь, на котором Закон охраняет человека, чтобы он двигался в истинную школу, где получит истинное религиозное и духовное знание – это Христос.

Так и мы, считая себя педагогами, должны быть скромны в своей самооценке, не думать, что мы слишком много своими свойствами, своими наставлениями можем дать своим ученикам. Как можно больше свободы предоставлять им! «К свободе призваны мы, братья!» – говорил апостол Павел. Как можно больше свободы! Но свободы, которая ограничивается, тем не менее, определенными функциями водительства. А истинное школа, куда должен вести истинный, настоящий педагог, – это не Академия наук, это не какие-то другие высшие учебные заведения. Любой педагог, любой из нас, христиан, который должен стать педагогом, быть педагогом, – это ведение своих учеников ко Христу. Вот это есть та основная функция, которая должна быть присуща каждому педагогу и вообще каждому сознательному христианину.

А сегодня будем праздновать праздник этих двух великих людей. Действительно великих, до такой степени, что они, можно сказать, являются вторыми после Христа основателями христианской Церкви.  Не было бы апостола Петра – не было бы единой Церкви. Не было бы апостола Павла – не были бы мы в этой Церкви, ибо именно он был апостолом нас, язычников.

Храни всех Господь!

Добавить комментарий