Беседа 2. Первое послание к Фессалоникийцам и античные письма

Цикл: Беседы о посланияx апостола Павла

Тематика: Послания к Фессалоникийцам

Текст набран:  Людмила Зотова


Здравствуйте, дорогие братья и сестры!

Мы начинаем с вами вторую беседу или вторую лекцию на тему «Новый завет». Первый раз мы с вами говорили о библеистике вообще, о составных частях этой большой науки: о текстологии, о исагогике, об экзегетике и о герменевтике. Ну, а теперь мы начнем с вами заниматься Священным Писанием Нового завета конкретно и в частности. Я долго думал: а чем, собственно, нам следует заняться? Ведь времени у нас не так много. И неизвестно, сколько времени продлятся наши занятия, наши лекции. Надо что-то выбирать. Например, в том учебном заведении, где я преподаю, в Духовной академии нашей, Санкт-Петербургской, и в Духовной семинарии, Священному Писанию Нового завета уделяется достаточно много учебного времени. Это, как правило, три года подряд по четыре часа в неделю. И то мы все жалуемся, что нам не хватает часов для преподавания. Для того, чтобы разобрать каждую книгу Нового завета, каждую главу, каждый стих, требуется значительно больше времени. А литературы учебной недостаточно. Так что все мы пребываем в довольно затруднительном положении. Ну, а с вами — в еще более затруднительном. Потому что времени совсем немного.

И все же. Можно было бы, конечно, прыгать, так сказать, «галопом по европам» и сделать краткий обзор Священного Писания Нового завета в целом. Но я не думаю, что это слишком полезно. Ведь, в конце концов, у каждого из вас есть книга Новый завет, и вы можете читать ее. Есть, пусть не у каждого, но у большинства есть какие-то краткие комментарии к Новому завету, совсем, конечно, краткие. Есть возможность посещать библиотеки или покупать популярные брошюры и книги по Новому завету. Все это так. И повторять эти популярные рассуждения из популярных брошюр, краткие, в отведенное нам время совсем не хочется. Поэтому я думаю, что гораздо было бы полезнее заняться чем-то более существенным, более подробным. Например, взять какой-то текст из Нового завета и изучить его достаточно обстоятельно. Мы увидим с вами, что, изучая любой почти стих, любое предложение из этой прекрасной книги (и не только прекрасной, но и душеполезной, спасительной книги для нас), мы увидим, как нам открываются огромные перспективы: духовные и познавательные перспективы. И, разумеется, когда подробно изучаешь текст, то получаешь то, что никогда не получишь при чтении краткого комментария в конце Библии или в какой-нибудь популярной брошюре.

И вот, по трезвому размышлению, мне показалось полезнее начать изучение Священного Писания Нового завета не с первой строчки, не с первой странички, скажем, с Евангелия от Матфея, а с той книги в Новом завете, которая была хронологически написана первой. Самое раннее произведение Нового завета, вошедшее в состав нашего канона, канонических книг Нового завета, — это послание апостола Павла к Фессалоникийской церкви, а именно — Первое послание к Фессалоникийцам. Это послание достаточно прозрачно в своем содержании, не слишком утомительно при чтении, достаточно понятно. И в то же самое время содержит все основные истины, необходимые для познания Нового завета вообще и христианства вообще. Мы увидим, читая этот текст, много и подводных камней, которые с первого взгляда незаметны, но заметны только при внимательном прочтении. Давайте мы с вами займемся этой самой древней, самой ранней христианской книгой: Первым посланием к Фессалоникийцам святого апостола Павла. Я надеюсь, что у каждого из вас есть текст соответствующий. Найдите по оглавлению, где находится это послание. Откройте соответствующую страницу, если у вас есть такая возможность, конечно. Читайте вслед за мною, смотрите по тексту и следите.

Но, прежде чем мы приступим к чтению этого текста, мне хотелось бы еще сказать несколько предварительных слов о переводе Священного Писания. У большинства из вас в руках находится перевод Библии, который называется синодальным переводом. Это перевод, сделанный в середине XIX века, хотя начало работы над этим переводом было положено еще в начале XIX века. Но вот приблизительно 150-140 лет тому назад этот перевод Библии был сделан окончательно и с тех пор издается в нашей Церкви или под покровительством нашей Церкви светскими издательствами наиболее массовыми тиражами.

Этот текст синодального перевода был в свое время одобрен Священным Синодом Российской Православной Церкви (это было задолго до революции), одобрен в качестве пособия, в качестве полезного чтения для изучения Священного Писания частным образом на дому. Хотя, как вы знаете, во время богослужения в Православной Церкви, в Русской Православной Церкви, используется для публичного чтения, для литургического чтения священный текст, написанный на церковнославянском языке. Конечно, наиболее полезным было бы изучать Священное Писание в оригинале, написанном на оригинальном его языке, то есть на особом диалекте, так скажем, древнегреческого языка I века после Рождества Христова. Но вряд ли многие из вас знают древнегреческий язык, поэтому естественней нам изучать священный текст на каком-то переводе на русский язык. Вот, в частности, синодальный текст. Но полезнее было бы при этом иметь под рукой и церковнославянский текст. Почему это так?

Дело в том, что переводы бывают разного типа. Церковнославянский текст — это древний перевод. Он, конечно, подвергался многим редакциям и очень приближен к русскому языку. Так сказать, русифицирован во многих отношениях. Но все-таки он сохраняет в себе черты древней манеры перевода, которые современные переводчики не назвали бы, собственно, и переводом. Потому что это было переложением с греческого языка на церковнославянский слова за словом, часто повторяя даже грамматические формы оригинала. Это так называемый подстрочник или калька. Ну, конечно, не всегда последовательно соблюденная калька, не всегда последовательно соблюденный подстрочник, но все-таки это близко именно к кальке так называемой или к подстрочнику. В то время как синодальный перевод, хотя он очень близок, очень стремится сохранять архаизмы церковнославянского языка, следовать именно такой манере толкования древнего текста, все же это перевод, а не калька. Здесь нет уж такого буквального следования слова за словом оригинала.

Для того, чтобы вам была понятна разница между калькой, скажем, церковнославянским переводом и переводом, скажем, с синодальным текстом, возьмем какое-нибудь простейшее иностранное предложение и попытаемся сделать с него кальку и перевод. Ну, многие из нас, или почти все, или наверняка все знают, например, такое английское предложение: How do you do? Вопрос, который означает, собственно, приветствие. How do you do? Вот попытаемся сделать кальку с этого английского предложения. Что будет соответствовать, так сказать, церковнославянской интерпретации оригинального текста. Ну-ка, попробуйте перевести слово за словом: How — do — you — do? Те из вас, кто хотя бы немножко знают английский язык, сразу сообразят: как — делаете — вы — делать. Вот. Это калька с английского предложения. Вы встречаете своего знакомого на улице и спрашиваете: как делаете вы делать? Ну, наверняка он не поймет, что вы хотите от него узнать. А теперь попытаемся сделать перевод этого предложения. Ну, это легко. Здравствуйте! Как поживаете? Как дела? Вот это будут разные переводы по смыслу английского предложения How do you do. Итак, мы видим разницу между калькой и переводом. Перевод понятен, отражает точно смысл. Калька часто бывает непонятна. Потому что она следует законам чуждого языка. Но зато она точно передает слово за словом.

И вот, когда мы смотрим на проблему перевода, то мы видим, что работа переводчика очень сложна. Надо, во-первых, вникнуть в текст, понять его. И этот текст на чужом языке, написанный на языке иностранном, языке другой культуры, нам надо перевести на свой родной язык. Это иногда бывает чрезвычайно трудно. Поэтому к работе переводчиков надо всегда относиться с терпимостью и снисходительностью. Задача сложная. Но невозможно сделать совершенно одинаковый перевод одного и того же текста разными людьми. Переводы всегда будут разниться в зависимости от степени понимаемости текста, от культуры переводчика, от его таланта, в конце концов, от того, боговдохновенен этот перевод или не боговдохновенен. И вот, для того, чтобы проверять перевод, не зная оригинала, хорошо иметь перед собой кальку. Все-таки иногда можно сверяться: а точно ли перевел переводчик? Калька может нам в этом помочь, потому что там нам станет известно каждое слово подлинника. Очень хорошо иметь рядом с русским текстом, какой бы он ни был (скорее всего, синодальный) еще и славянский текст. Вот такое длинное предисловие относительно перевода.

Сейчас появляется очень много новых переводов Священного Писания на русский язык. Я не буду здесь их оценивать, это тема для целой дискуссии или для целой беседы. Скажу только, что недавно прошедшая богословская конференция, посвященная двухтысячелетию Рождества Христова, в Москве, организованная богословской комиссией при Священном Синоде, выразила свою озабоченность появлением многочисленных переводов на русский язык, которые не апробированы, не санкционированы, не одобрены Церковью. Надо очень внимательными быть при выборе перевода и не ошибиться. Во всяком случае, лучше всего посоветоваться с людьми знающими, с людьми из Духовной академии или семинарии, со своим духовником, со священником. Я думаю, что не ошибется никто, если возьмет за основу при изучении Священного Писания, собственно, принятый и одобренный уже почти сто лет тому назад синодальный перевод. Он, конечно, не идеальный перевод, как всякий перевод. Идеального перевода быть не может. Ничто не может сравниться с оригиналом. И мы, изучая текст с вами, увидим множество погрешностей в синодальном переводе, но не надо смущаться. Это один, все-таки, из лучших переводов. И в любом случае, он вошел уже в золотой фонд русской литературы или словесности, он уже заслужил, временем хотя бы, уважение к себе.

Итак, Первое послание к Фессалоникийцам святого апостола Павла. Больше всего посланий в рамках Нового завета написал именно апостол Павел — великий богослов, великий апостол, как мы его называем — апостол язычников, ибо он первый принес весть Христову язычникам. Он вынес ее за узкие рамки Иудеи, Палестины, перенес Евангелие Христово в Европу. И его перу принадлежит достаточно много посланий. Нельзя думать, что деятельность апостола Павла сводилась к написанию богословских сочинений, вот этих самых посланий, которые он специально, так сказать, писал для Священного Писания Нового завета. Нет. Павел был апостол, то есть уполномоченный Самим Иисусом Христом, посланник Его в мир. Его задача была — проповедовать Евангелие всей поднебесной твари, кем бы ни были люди: иудеи или язычники, язычники самых разных национальностей. Всем он стремился возвестить радостную весть об искупительной смерти Христовой и о Его Светлом Воскресении. И задачей апостола Павла было путешествовать, пробираясь сквозь трудности всевозможные, преодолевая их, и, несмотря ни на что, несмотря на всякое сопротивление, которое он встречал, проповедовать Евангелие Божие.

Послания же, вот эти маленькие или большие письма, написанные частным лицам или целым церковным общинам, появлялись из-под его пера лишь по случаю, по необходимости. Не послания являются основной заботой, основной деятельностью, основным результатом деятельности святого апостола Павла. Но до нас дошли его послания, они вошли в канон Священного Писания, мы их изучаем и удивляемся их глубине, их красоте, их содержанию, их, подчас, трогательности, их, подчас, строгости, а самое главное — глубине богословской мысли, заключенной в этих посланиях. Апостол Павел, конечно, один из самых великих гениев на протяжении всей истории человечества. Мы это с вами увидим, Бог даст.

Итак, послание апостола Павла. Послание, или по-гречески epistolí, по-латыни epistula, — это особый жанр древней литературы. Да, мы можем сказать, что и сейчас наши письма представляют собой особый жанр или особую форму письменности. Ведь мы же наши письма пишем не так, как мы писали бы, скажем, стихотворение или частушки, или романы, или рассказы. Придерживаемся совершенно определенного, так называемого, эпистолярного стиля, то есть стиля написания письма или послания. Как сейчас, так и в древности (особенно в древности) люди стремились свою жизнь оформлять традиционными формами. Когда мы встречаемся друг с другом, мы определенным образом здороваемся друг с другом. Ну, у разных народов это происходит по-разному. И в разные времена культурные по-разному. Но все-таки всегда мы придерживаемся каких-то общепринятых норм встречи и приветствия. Когда мы садимся писать письмо, то мы тоже придерживаемся определенной формы написания. Мы берем конверт, подписываем его, пишем адрес: кому. Пишем адрес: от кого. И письмо тоже начинаем и заканчиваем определенным образом. Пишем, откуда, какого числа. Затем — приветствие, там: «дорогая мама» или «дорогой сын». Затем идет, собственно, содержание письма, и в конце, как правило, мы передаем приветы тому или другому знакомому нашему, пишем «до свидания», или «до следующего письма», или «целую» и ставим свою подпись. Содержание письма может быть самое различное, но вот форма или, как в науке принято говорить, формуляр написания сохраняется приблизительно одним и тем же. Как я уже сказал, в древности люди придерживались формуляра (или формы) гораздо более строго, чем ныне, и апостол Павел, в частности, как и другие апостолы, послания которых содержатся в Священном Писании Нового завета, писали свои послания по определенному, установленному в древности античному формуляру.

Вот самый классический пример такого формуляра античного послания мы находим в книге Деяний святых апостолов, 23 глава, с 26-го по 30-й стих. Здесь мы обнаруживаем очень маленькое письмо, написанное из Иерусалима неким Клавдием Лисием, который здесь назван тысяченачальником. Он был командиром римского гарнизона, стоявшего в Иерусалиме. В его распоряжении находится апостол Павел в качестве арестанта, и Клавдий Лисий, дабы избавить апостола Павла от линчевания, от самосуда ненавидевшей апостола иудейской толпы в Иерусалиме, пытается спасти его и переводит его из Иерусалима, где жизнь апостола Павла подвергалась большой опасности, в Кесарию, в город, где находился в то время римский наместник, иудей по имени Феликс. Препровождая туда апостола Павла вместе со стражей, Клавдий Лисий, то есть командир римского гарнизона в Иудее, в Иерусалиме, пишет такую записку, такое маленькое письмо Феликсу. И пишет его точно так, как писали свои письма сотни тысячи, десятки и сотни тысяч римлян того времени: по определенному формуляру. Вот посмотрим сейчас на этот формуляр. Это нам важно, потому что это нам поможет впоследствии понимать многие особенности посланий, заключенных в Священном Писании Нового завета. Читаю. Книга Деяний, 23 глава, с 26-го стиха.

Начинается послание всегда своеобразным адресом. Собственно, ведь вспомним, как писались в те времена письма? Письма писались либо на небольших навощенных дощечках; а если это были действительно небольшие записки, ну, например, берестяные грамоты в Новгороде, то брались небольшие кусочки бересты, и на них писалось несколько слов. Либо, если это были послания или какие-то официальные письма, то они писались на свитках папируса. Папирус — нечто вроде бумаги. Ну, вы знаете все со школьной скамьи, что это такое. Папирусы были с одной стороны достаточно гладкими, здесь чернила не расплывались, а с оборотной стороны папирусные листы бывали шершавыми, и на них писать было неудобно. Но если послание было очень большое, то оно исписывалось и с внешней, и с оборотной стороны. Затем папирусные листочки скатывались в свиток, обвязывались, запечатывались. Вот, собственно, никаких конвертов не было. А сам адрес писался уже внутри текста, текст начинался с адреса. И адрес был таков: сначала — кто, потом — кому, и затем шло краткое приветствие. Итак: кто, кому, приветствие. Читаем здесь:

«Клавдий Лисий достопочтенному правителю Феликсу — радоваться». Кто — Клавдий Лисий, кому — Феликсу, приветствие — радоваться. Вот это приветствие, которое по-гречески звучало χαιρε — радоваться, радуйтесь, было обычным приветствием на греческом языке. Те из вас, кто знаком с православной литургикой, с православными молитвами, те, кто посещает часто храм Божий, вспоминают, например, некоторые священные тексты: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою», «Радуйся, Невесто Неневестная». Помните акафист Пресвятой Богородице? «Радуйся, Еюже радость возсияет; радуйся, Еюже клятва исчезнет» и так далее. Вот это: радуйся, радуйся, радуйся. Любой акафист содержит в себе очень много стихов, которые начинаются именно с этого слова. Это типичное греческое приветствие — пожелание радости. Вот в латинских письмах этому греческому «радуйся» соответствовало другое слово: salve. Salve. Salve — это латинское римское приветствие. Так, например, толпа, заполнявшая трибуны цирка, Колизея, там, в Риме, приветствовала входившего в свою ложу императора. Толпа восклицала: salve, Caesar. Слово «salve» означает: «будь спасен!» Или: «спасения тебе!», такой, более религиозный оттенок. Конечно, в языческом смысле для этой толпы религиозный оттенок имело римское приветствие. На порогах римских домов, когда гость переступал этот порог, он всегда видел мозаику на пороге внизу на полу: salve. Вот это приветствие. Апостол Павел четко придерживается этой формы. Но мы увидим, что в своих посланиях в эту краткую форму он вносит особенное, религиозное, именно христианское содержание. Вот это первая часть послания традиционного формуляра. Эта первая часть, адрес, называется в библейской науке «prescript». Прескрипт. То есть как бы надписание. Слово латинское.

Вторая часть послания — она не обязательно присутствовала в древности. Она была более характерна для востока Римской империи, где жили иудеи, египтяне, вавилоняне. Вот именно там, собственно, послание начинается с молитвы. Молитва к Богу (или у язычников к богам) за адресата. За того, кому ты пишешь. У апостола Павла эта молитва почти обязательно присутствует в его посланиях. Вообще всякое дело лучше всего начинать с молитвы, если ты даже начинаешь писать письмо, то лучше вначале помолиться. Если не письменно, то хотя бы устно. Павел молится и устно, и письменно. Молитва его всегда — либо благодарение (по-гречески — евхаристия), либо благословение (по-гречески — евлогия). Итак, либо: «Благодарю Бога моего за вас, за все то благо, которое Бог вам сделал» и т.д., либо: «Благословен Бог наш, потому что Он даровал вам и нам то-то, то-то и то-то…» Вот такая молитва, молитва благодарения. В науке эта вторая молитвенная часть послания называется «проэмий». Проэмий — слово греческое.

Третья часть послания — это собственно послание, его основная часть, так сказать. Корпус послания. Эта часть занимает большую часть, собственно, текста. И, наконец, завершается послание четвертой частью, которая называется в науке «эсхатокол» или концовка, концовка послания. Она всегда содержит в себе приветствия, передаваемые тем-то и тем-то, заключительное благословение, иногда какое-то ценное последнее указание и подпись. Вот, это концовка.

Мы видим, что послания в древности писались очень похоже на наши. Посмотрим то же самое Послание Клавдия Лисия, которое мы уже с вами начали читать. «Клавдий Лисий достопочтенному правителю Феликсу — радоваться». Дальше 27-й, 28-й, 29-й и 30-й стихи 23-й главы Книги Деяний заполняют, собственно, сам корпус послания. Молитвы здесь никакой нет, это краткая записка — не до молитвы. Некогда к тому же было этому Клавдию Лисию: надо спешно отсылать Павла в Кесарию вместе со стражниками. А кончает Клавдий Лисий свое послание таким благопожеланием (это четвертая часть послания, как мы бы сказали: «Будь здоров». Будь здоров. По-гречески это звучало: «Хэрео!». А по-латыни, вы все, наверное, знаете, «в конце письма поставить Vale». Это из «Евгения Онегина», помните, у Пушкина? «В конце письма поставить Vale». Будь здоров — Vale. Вот и у апостола Павла мы тоже находим подобную же концовку, но не столь краткую, светскую, а глубоко религиозную, по-христиански насыщенную, как мы с вами увидим.

Вот на этом предварительном обзоре формы послания сегодняшнюю беседу мы с вами закончим. Напомню еще раз, о чем шла речь в нашей сегодняшней беседе. Мы с вами начинаем изучать послание апостола Павла, и к следующему разу обязательно откройте Первое послание к Фессалоникийцам святого апостола Павла, с которого мы начнем изучать тексты Нового завета. Сегодня мы с вами установили, что послания апостола Павла писались по античному формуляру, первая часть которого — адрес, вторая часть — молитва благодарения, третья часть — это основной корпус послания и четвертая часть (эсхатокол) — это концовка послания, как правило, написанная собственноручно, содержащая в себе приветствие и последнее благопожелание.

Хранит вас всех Господь и Царица Небесная. До встречи в эфире.

Материал предоставлен радио “Град Петров”

Добавить комментарий