Беседа 3. Первое послание к Фессалоникийцам. История создания

Цикл: Беседы о посланияx апостола Павла

Тематика: Послания к Фессалоникийцам

Текст набран: Людмила Зотова


Дорогие братья и сестры!

Начинаем с вами третью беседу по Священному Писанию Нового завета.

В прошлой беседе мы с вами говорили о форме, в которой древние писатели, древние люди вообще писали свои послания другим лицам. Мы с вами говорили о том, что апостол Павел, посланиями которого мы будем заниматься в ближайшее время, писал свои послания, свои письма, следуя формуляру античного послания. Этот формуляр состоял из четырех частей. Сначала шел адрес: кто пишет, кому пишет, краткое приветствие. Затем шла молитва к Богу: всякое дело начинается с молитвы, в том числе и послание. Затем шел собственно основной корпус или основная часть послания, содержание послания. И четвертая, заключительная, последняя часть — это эсхатокол, то есть концовка послания, содержавшая в себе последние наставления, приветствия и благопожелания, так сказать, подпись. Причем часто эта подпись была в буквальном смысле.

Здесь любопытно заметить, что послания в древности, как правило, писались не собственноручно. Дело в том, что письмо — писание — не было столь почетным занятием, как это было уже впоследствии, скажем, в раннем Средневековье, в позднем Средневековье. Писать тогда умели далеко не всякие, а для того, чтобы писать, надо было сначала выучиться писать. Часто даже короли где-нибудь в средневековой Европе писать и читать не умели. Так вот, в древности, конечно, ученые люди прекрасно умели и писать, и читать, но, тем не менее, писать они не писали. Это занятие они предоставляли рабам, слугам и нанятым скорописцам, по-гречески стенографам. Вот апостол Павел, в частности, тоже никогда не пишет сам собственные послания. У него есть всегда стенограф, его секретарь или нанятый человек, которому он диктует, а тот на папирусе чернилами пишет, записывает за ним послание. Может быть, именно этим частенько объясняется то, что послания апостола Павла далеко не всегда бывают прозрачны в своем тексте. Иногда приходится догадываться, о чем же там идет речь: где глагол пропущен, где подлежащее пропущено. Вероятно, стенограф мог ошибиться, не дописать что-то или плохо переписать. Но это, конечно, только предположение. А вот подпись ставил уже, собственно, сам диктующий. Апостол Павел собственноручно подписывает концовку послания, вот эту четвертую часть всякого послания.

Мы с вами говорили, что начнем изучение посланий апостола Павла с Первого послания к Фессалоникийцам. И, прежде чем мы приступим к самому тексту (а я надеюсь, он у вас под рукой, вы его достали), мы сначала поговорим об истории написания этого послания самым кратким образом. Ведь, в конце концов, не столько история нас интересует, сколько само содержание послания.

Так вот, исагогика или введение. Введение в это послание. А исагогика, если вы помните из нашей первой беседы, отвечает на вопросы: кто, где, когда, по какой причине написал ту или иную книгу Священного Писания. Ну, кто — ясное дело, апостол Павел. В этом у нас нет никаких сомнений, потому что и адрес указывает на него, и текст указывает на него, и подпись указывает на него, и весь стиль, и все богословское содержание этого послания указывает, собственно, на апостола Павла. В том, что это апостол Павел диктовал (а мы лучше с вами будем говорить — писал, да? Чтобы не путаться), писал это послание — в этом не было сомнений ни у кого никогда на протяжении всей истории христианства.

Кому? Фессалоникийской церкви. Вот что это за церковь? Во время своего второго миссионерского путешествия, длившегося с 49-го по 52-й год после Рождества Христова, апостол Павел посещает сначала Малую Азию и потом оттуда направляется в Европу. Собственно, это было первое посещение Европы апостолом Павлом. Сначала он прибывает в македонский город Филиппы, затем — в столицу Македонии, город Фессалоники. Но там и там он был изгоняем либо вынужден был бежать от преследований со стороны синагоги. И, в конце концов, через Афины перебирается в столицу Ахайи Коринф. Сегодняшняя Греция, то, что мы сегодня называем Грецией, во времена Римской империи I века после Рождества Христова, была разделена на две части. Северная часть составляла Римскую провинцию под названием Македония. Название, конечно, чисто условное. Македония. Столицей Македонии был город Фессалоники. А южная часть, включающая нынешние Афины, скажем, столицу, Аттику и полуостров Пелопоннес, южная часть сегодняшней Греции составляла римскую провинцию под названием Ахайя со столицей в городе Коринф. Так вот, сегодняшняя Греция — это были две римские провинции: Македония и Ахайя.

Апостол Павел во время своих миссионерских путешествий всегда стремился не распыляться, не задерживаться долго в каких-нибудь маленьких поселениях, деревнях. Он двигался прямо к целям, к столицам: Ефес, столица провинции Асия; Фессалоники, столица Македонии; Коринф, столица Ахайи. Вот в столицах он стремился основать первые христианские церкви, снабдить их основными знаниями о Христе, о Евангелии — с тем, чтобы убедившись, что церковь основана, что это церковь действительно верующих людей, отправляться дальше. А уже из этих столичных центров, из митрополий, евангельская весть распространялась самими обращенными Павлом христианами в другие провинциальные места. Такова была метода миссионерства апостола Павла — столицы. В Фессалоники, как я уже говорил, апостол Павел прибыл во время второго миссионерского путешествия и был там недолго. Об этом мы узнаем из книги Деяний — известная книга, которая захватывает тебя, описывая все эти приключения путешествия святых апостолов.

Так вот, в Фессалониках апостол Павел пробыл недолго, всего два-три месяца. Но за это недолгое время он успел основать там устойчивую церковную общину, христианскую общину, но вынужден был из Фессалоник тайно бежать, потому что его жизнь находилась в опасности. Зависть и ревность снедали иудеев синагогальных, которые видели в апостоле Павле еретика и отступника и преследовали его. Вот Павел бежит от них далее, сначала в Верию, потом в Афины и, наконец, в Коринф. И в Коринфе он очень беспокоится о том, в каком же состоянии пребывает церковь в Фессалониках. Не поддалась ли она искушению от преследований со стороны иудеев, язычников; не распалась ли эта церковь; сохранила ли она имя Христово в себе, продолжает ли она идти христианским путем далее. Апостол получает известие из Фессалоник о том, что церковь стоит, утверждается, укрепляется. Он рад этому. Но одновременно, конечно, он получает сообщение о некоторых недостатках в этой молодой христианской общине, что вполне естественно. Ведь Павел там проповедовал всего два месяца, и многому ли он мог научить этих фессалоникийцев? Многие из них еще были охвачены старыми языческими заблуждениями, как учительного, так и нравственного характера, и, естественно, это сказывалось на их новой христианской жизни. Павел понимает, что ему надо написать письмо, в котором выразить поддержку в их сегодняшних трудностях. И он пишет таковое письмо и отправляет его из Коринфа в Фессалоники. Вот мы его и называем Первое послание к Фессалоникийцам, послание, которое исполнено радостного настроения по поводу того, что церковь жива, церковь процветает. А с другой стороны, это послание содержит в себе исправление некоторых недостатков в Фессалоникийской церкви, недостатков, которые характерны не только для древней Церкви, недавно вышедшей из язычников, но также и для любой Церкви, в любые последующие времена христианской истории, в том числе и для нас самих. Поэтому нам будет и интересно, и полезно читать обо всем этом, читать увещания апостола Павла и его учительство. Мы это с вами увидим.

Итак, послание написано апостолом Павлом фессалоникийцам приблизительно в 51-м или в 50-м даже году после Рождества Христова, тут мы точно сказать ничего не можем, древние не ставили дат в своих письмах. Написано оно в Коринфе, отправлено по поводу получения вестей от Фессалоникийской церкви. И цель этого послания — укрепить церковь, выразить ей свою радостную поддержку, а также утвердить ее в учении и нравственности. Приступаем к чтению Первого послания к Фессалоникийцам. Итак, как мы уже с вами говорили, всякое послание начинается с прескрипта, то есть с адреса. Вот здесь адрес занимает первый стих. Первая глава, первый стих. У кого есть книги, откройте и читайте.

«Павел и Силуан и Тимофей — церкви Фессалоникской в Боге Отце и Господе Иисусе Христе: благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа». Итак, помните, адрес всегда состоит из следующих частей: кто, кому и приветствие. Кто пишет? Павел и Силуан и Тимофей. Ну, разумеется, диктовал это послание или писал его апостол Павел. Но пишет он от имени не только своего, но и двух своих ближайших сподвижников, которые пребывают в настоящий момент вместе с ним в Коринфе, с которыми он совершал путешествие и в Фессалоники, и далее, которые были самыми близкими людьми для него в то время. Они должны в дальнейшем доставить это послание в Фессалоники и, тем самым, упоминая их в адресе вместе с собою, апостол Павел придает им собственный апостольский авторитет — с тем, чтобы фессалоникийцы приняли их достойно, как и его. Кроме того, апостол хочет подчеркнуть, что все, что он напишет — не только его личное мнение, личное пожелание, но что он действует коллективно, что он действует в согласии с другими христианами, с которыми он разделяет тяжесть миссионерской деятельности. Итак — Павел и Силуан и Тимофей.

Что касается апостола Павла, этого имени — Павел, то нам следует помнить, что в книге Деяний мы узнаем: его второе имя, или даже точнее, его первое имя, собственно, его имя от рождения — еврейское имя Саул. Или как в греческой транскрипции — Савл. Так нам сообщает книга Деяний. Но с некоторого времени в той же книге Савл называется уже Павел. Вот почему же человек имел два имени: Савл и Павел? Савл — это еврейское имя, данное от рождения, а Павел — совершенно явно римское имя, латинское. Собственно, по-латыни — Паулюс. Но дело в том, что всякий еврей, отправлявшийся за границу из Иудеи, как правило, принимал себе как бы псевдоним, второе имя, которое было немного похоже, чем-то по звучанию напоминавшее его родное еврейское имя, с тем, чтобы за границей его принимали с большей понятностью. Ну, представим себе состояние древнего общества, достаточно архаичного. Всякое варварское, так называемое, иностранное имя воспринималось в простонародье, во всяком случае, с неодобрением и неудовольствием, вызывало какие-то ненужные расспросы или смешки. Это и сейчас часто бывает, ну а в древности — тем более. Поэтому, чтобы человеку чувствовать себя уютней и удобнее за границей (а в Римской империи господствовал в то время греческий язык, ну и отчасти латинский, конечно), все варвары принимали еще греческие либо латинские имена. Так было при отъезде за границу. Ну, а апостол Павел вырос, его детство и юность прошли не в Иудее, а, собственно, в совсем другой римской провинции, в Киликии, на юге Малой Азии. Он родился и вырос в городе Тарс. И по наследству, как предполагают, он получил римское гражданство. Заметим, что не всякий житель Римской империи был гражданином Рима. Римская империя состояла из многих-многих, наверно, миллионов людей, но граждан Рима среди них было очень мало. Относительно. Римское гражданство передавалось по наследству. Ты должен в течение поколений быть жителем Рима, принадлежать к одной из фамилий римских. Римское гражданство либо приобреталось за заслуги перед Римской империей, либо иногда и покупалось. Вот предположительно семейство апостола Павла получило свое римское гражданство за заслуги перед Римской империей. Это семейство содержало мастерскую, которая изготавливала шатры или палатки для римской армии. И вот, якобы, за услуги для армии Рима этому семейству было дано право иметь римское гражданство. А это давало людям целый ряд преимуществ перед другими жителями империи. Из жизни апостола Павла мы знаем, что он часто вспоминал о своем римском гражданстве и прибегал к нему тогда, когда ему надо было защитить свои гражданские права.

Так вот, согласно тому, что мы знаем о Павле, о его римском гражданстве, он, вроде бы, должен был иметь тройное римское имя, каковое имели все римские граждане. Должны были иметь. Ну, например, вспомним: Гай Юлий Цезарь, или Публий Овидий Назон. Сначала идет имя, потом родовое имя или фамилия, ну и третье, наконец, прозвище. Например, Публий Овидий Назон: Публий — это личное имя; Овидий — это фамилия, родовое имя, древнее имя; Назон — это прозвище, которое означает «носатый». Вот когда мы встречаем такое имя как Паулюс, Павел, то мы понимаем, что это, скорее всего, прозвище. «Паулюс» по-латыни означает «маленький, малышка, крошка». А вот какое было имя и какая была фамилия у Павла (если они вообще тогда были, мы это точно не знаем), нам неведомо. Возможны только разные гипотезы и предположения на этот счет. Итак, Павел — это римское имя Савла.

Павел пребывает сейчас в Коринфе вместе с Силуаном и Тимофеем. О Силуане мы знаем тоже из книги Деяний. Это спутник апостола Павла во время второго миссионерского путешествия. И знаем его еврейское имя из той же книги Деяний. Сила — так его звали по-еврейски. А вот его римское имя, второе имя, для заграницы — это Сильванус, в нашей транскрипции — Силуан. Сильванус — это тоже, по-видимому, прозвище. Происходит от слова «сильва». Сильва — латинское слово, означающее лес, так что Сильванус — это «лесной человек» или «лесной бог». Ну, что-то вроде нашего лешего, скажем. Или лесовик. И, наконец, Тимофей. Тимофей — это любимый ученик и спутник, и соратник апостола Павла. Молодой человек, которого Павел, так сказать, вывел в христианство. Это его сын во Христе.

Вот Павел не только от своего имени, но и от имени своих спутников, пишет послание. Кому? «Церкви Фессалоникийской в Боге Отце и Господе Иисусе Христе». Вот видите, как по-христиански наполнен адрес: церкви Фессалоникийской. Слово «церковь» для нас сейчас, ну, для знатоков догматики, скажем, православной или христианской вообще, «церковь» означает общество. Общество верующих во Христа. Для некоторых это Вселенская церковь или конкретная какая-то община верующих. Но для многих слово «церковь» означает дом, да? Дом, куда христиане ходят помолиться, где настоятель есть, священник, где дьякон есть и ходят туда прихожане. Что же означало это слово во времена апостола Павла? Вот здесь, в данном послании? Слово «церковь», по-гречески экклесия, собственно, означало собрание или сообщество, общество. И таких экклесий в греческих и римских городах было достаточно много в те времена. Само понятие «экклесия» не несет еще в себе религиозного содержания. Общество. Ну вот как у нас сейчас есть спортивное общество, есть общество рыболовов, есть общество цветоводов и так далее. Вот и там было много разных экклесий, много разных обществ. Но для апостола Павла, конечно, это слово означает уже нечто особенное. Это религиозное сообщество верующих в Бога и во Христа. Поэтому он и пишет: церкви Фессалоникийской в Боге Отце и Господе Иисусе Христе. Если бы он написал просто: церкви Фессалоникийской в Боге Отце, то можно бы было спутать христианскую церковь с синагогой, потому что ведь иудеи тоже веруют во Единого Бога. Поэтому Павел добавляет еще более точно для адреса: «и Господе Иисусе Христе».

Интересно выражение: что значит «в Боге», «в Господе Иисусе Христе»? Вот это сочетание предлога «в» — и дальше «Бог», «Господь». Это специфическое выражение для Священного Писания (Нового завета, в частности, особенно), которое означает, что данные люди, к которым обращается апостол Павел (вот это церковь, это общество), они всю свою жизнь строят в зависимости от Бога Отца, от Господа Иисуса Христа. Они живут Богом, они живут Христом. Жить во Христе, быть в Боге, поступать в Боге, мыслить во Христе — все это означает, что то или иное действие производится в соединении с Богом, с оглядкой на Бога. Все как бы инспирировано, вдохновлено Богом, Господом Иисусом Христом.

Содержание выражения «Господь Иисус Христос» очень важно для древней церкви. Дело в том, что это словосочетание — Господь Иисус Христос — это древнейшее христианское исповедание веры, возникшее уже в скором времени после воскресения и вознесения Иисуса Христа в Иерусалиме и затем распространившееся по всему христианскому миру. По своему значению это выражение чуть-чуть претерпевало изменения при переходе от иудейской среды в языческую. Но всегда это было именно первое христианское исповедание веры: Иисус Христос — Человек, Он же Господь. А вспомним, что означает «Господь» в Библии? Слово «Господь» (собственно, русское «Господин») означает всегда замену имени Божия. Там, где в Библии вы встречаете слово «Господь», помните, что в девяноста девяти случаев из ста за этим словом стоит так называемый священный тетраграмматон. То есть имя Божие — великое, страшное, непроизносимое, открытое Моисею при неопалимой купине, о чем повествует нам книга Исход, вторая книга Библии, 3 глава, 14-15 стих. Но это особая тема. Сейчас достаточно нам знать, что Господь — это Бог. Итак, Иисус Христос — не просто человек, но еще и Бог, Господь. И в посланиях апостола Павла словом «Господь» именуется всегда Иисус Христос в Его прославленном, вознесенном, небесном состоянии. В этом состоянии Он и действует среди нас, верующих. Действует таинственным образом, Духом Святым. В таинствах. Итак, Господь — это Иисус Христос.

Дальше идет приветствие: «Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа». Вспомним приветствия в античных посланиях, мы с вами в прошлый раз о них говорили. По-гречески это было — χαiρε (радуйся); по-латыни — salve (спасение тебе). Просто одно словечко. А у Павла это приветствие распространенное и превращается в целую формулу, очень характерную для него, и с тех пор заимствованную из его посланий, употребляемую нами во время богослужений: «благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа». Вот слово «благодать» — очень характерное и излюбленное у апостола Павла слово, греческое «харис» (χάρις), по-латыни «грациа» (gratia), благодать — имеет очень специфически-христианское звучание. Благодать — это дар Божий, спасительный дар Божий. Дар, передаваемый верующим Святым Духом. Ну, само по себе слово «харис» (благодать) для язычника вчерашнего, каковым был чаще всего грек, как здесь, в Фессалониках, звучало очень похоже на греческое приветствие «хэре» (радуйся). Дело в том, что слова-то однокоренные: хэре (χαiρε) — радуйся; хара (хαρά) — радость; харис (χάρις ) — то, что у нас переводится как благодать. И понятно, вроде бы — приветствие обычное, как «радуйся». И в то же время это приветствие наполнено каким-то новым, необычайным, глубоким христианским смыслом.

Вот евреи так друг друга не приветствовали: благодать, и, там, радуйся! Они ведь приветствовали друг друга совсем иначе, как это было принято в семитских странах. Вот: «мир вам!» Вспомните, Иисус Христос, когда встречает людей, Он всегда говорит: мир вам! А по-еврейски шолом-алейхем. До сих пор среди семитских народов приветствуют друг друга именно так. Вот, арабы, например, как приветствуют друг друга? Салам алейкум. То есть — «мир вам». «Мир» — это калька с еврейского «шолом». А шолом — это одно из основных библейских понятий. И перевод — «мир», то есть покой, отсутствие войны, отсутствие вражды — это очень условный, очень относительный перевод. На самом деле, шолом — это не только покой и отсутствие вражды. Шолом — это полнота всяческого блага. Это благопожелание, почти равносильное пожеланию спасения. Наполненное, конечно, религиозным смыслом. И так приветствовали друг друга иудеи: шолом, мир. Вот здесь Павел ведь обращается к Фессалоникийской церкви, которая состояла из бывших иудеев, они стали христианами. И из бывших язычников, они тоже стали христианами. Так называемые иудеохристиане и языкохристиане. И тем, и другим понятно. Если бы грекам было непонятно приветствие «мир!», то иудеям было бы непонятно приветствие «благодать!». А вот «благодать вам и мир» становится понятно и тем, и другим. Сначала благодать, а потом мир. Вначале всегда Божий дар, ибо все исходит от Бога, а потом уже мир. Собственно, тоже как Божий дар — от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа.

После этого адреса, вспомним, что должно следовать? Да, должна следовать молитва благодарения. То, что в науке называется проэмий. Вторая часть античного послания, характерного особенно для Востока. Так вот, здесь мы находим именно такое благодарение, молитвословие. Оно занимает первую главу Послания со 2-го по 5-й стих. Начнем же читать эту молитву благодарения. За что благодарит Бога (а благодарение всегда воссылается Богу) апостол Павел. Слово «благодарение» (по-гречески «евхаристия») — это очень высокое, очень важное для христианина слово. Вспомним, что наше богослужение христианское завершается всегда Евхаристией, то есть благодарением Богу. Это самая бескорыстная, самая прекрасная молитва, которая может идти от нас к Богу. В других молитвах мы за что-то просим, мы упрашиваем, умоляем Бога. Все остальные молитвы чуть-чуть корыстны. И только благодарение по-настоящему бескорыстная и чистая молитва. Вот Павел начинает всегда свои послания с такого благодарения.

«Всегда благодарим Бога за всех вас, вспоминая о вас в молитвах наших». Ну, если переводить точнее — поминая вас в наших молитвах. Павел, по всей видимости, помнил всех обращенных им христиан и мысленно поминал их, когда обращал свою молитву к Богу. Это и для нас знак, что мы должны помнить всех наших близких, любимых и поминать их перед Богом, испрашивая у Бога для них всяческого блага, прежде всего — спасения.

«Непрестанно памятуя ваше дело веры, и труд любви, и терпение упования на Господа нашего Иисуса Христа пред Богом и Отцом нашим,

зная избрание ваше, возлюбленные Богом братия; потому что наше благовествование у вас было не в слове только, но и в силе, и во Святом Духе, и со многим удостоверением, как вы сами знаете, каковы были мы для вас между вами». Вот, интересна форма этого благодарения, этой евхаристии. Молитвы, как правило, составлялись по определенной форме, в определенном жанре, с особыми риторическими приемами. Вот в данном случае, например, это одно длинное предложение, начинающееся во 2-м стихе, и точка стоит только в конце 5-го стиха в нашем переводе, как мы видим. И все это предложение состоит из нескольких придаточных предложений, присоединяющихся к главному «Благодарим», а также обилием причастных оборотов. Ну, это характерные признаки молитвословия. Читать нам это иногда бывает трудновато, когда молитва очень длинная, когда причастия нанизываются друг на друга, придаточные предложения. Поэтому переводчики частенько разбивают это длинное предложение на целый ряд более коротких. Но нам надо помнить, что молитву Павел строит всегда по традиционной форме, опять же используя определенный формуляр молитвы. Вот в данном случае мы имеем пример такого молитвословия. А молитва всегда направлена к Богу Отцу за адресата, к которому пишет, собственно, апостол Павел.

Сегодня у нас уже не остается с вами времени для беседы, и мы продолжим наше рассмотрение Первого послания к Фессалоникийцам святого апостола Павла в следующий раз. Спасибо вам за внимание. Хранит вас всех Господь и Царица Небесная.

До следующей встречи.

Добавить комментарий