Беседа 6. Первое послание к Фессалоникийцам (1 Фесс.2.13-4.12)

Цикл: Беседы о посланияx апостола Павла

Тематика: Послания к Фессалоникийцам

Текст набран: Людмила Зотова


Рад приветствовать вас, дорогие братья и сестры!

Мы начинаем с вами нашу шестую беседу по Священному Писанию Нового завета. Напоминаю вам, что лучше всего, если вы дома, и имеете возможность открыть перед собой Священное Писание Нового завета, то сделайте это, чтобы следить за текстом, который мы будем с вами разбирать. А разбирали мы последние наши беседы Первое послание к Фессалоникийцам святого апостола Павла. Это послание избрали мы первым, потому что это самое раннее произведение христианской литературы, дошедшее до нас. Святой Павел написал его приблизительно в 50-м или 51-м году после Рождества Христова и отослал это послание из города Коринф в Греции вместе со своими сотрудниками Тимофеем и Силуаном.

Мы в прошлый раз остановились с вами на 2-й главе, 12-м стихе. Напоминаю, что в этой главе апостол Павел опровергал те обвинения, которые против него выдвигали люди, враждебно настроенные по отношению к нему. Мы знаем, что из города Фессалоники за несколько месяцев до написания этого послания апостол Павел вынужден был бежать тайком, спасаясь от преследования иудеев, которые воспринимали его как врага. И вот, после отвержения клеветы, в первых 12-ти стихах 2-й главы Первого послания к Фессалоникийцам, Павел возвращается к истории своего пребывания в Фессалониках. А там он был с миссией евангельской, он впервые образовал там небольшую христианскую общину, одну из самых первых на европейском континенте. Первая была в городе Филиппы, расположенном неподалеку от Фессалоник. А вот вторая христианская церковь в Европе была церковь фессалоникийцев. Павел возвращается к своему пребыванию в Фессалониках и вспоминает о том, как фессалоникийцы приняли то слово Божие, благовестие, Евангелие, которое он им принес. Итак, сейчас мы с вами разберем 2-ю главу с 13-го по 20-й стих. Откройте это место, если у вас есть такая возможность.

Читаем. «Посему и мы непрестанно благодарим Бога, что, приняв от нас слышанное слово Божие, вы приняли не как слово человеческое, но как слово Божие, — каково оно есть по истине, — которое и действует в вас, верующих». Павел начал свое послание с благодарения Богу за ту веру, ту любовь, ту надежду, которую Бог даровал фессалоникийцам. Он благодарил Бога за то, что фессалоникийцы — избранники Божии, Бог их избрал. И то, что Он их избрал, Павел видит в том факте, что к ним пришло благовестие, Евангелие. Посмотрите, сколько в мире людей, до которых не дошло еще благовестие. Значит, не пришло время этому. А вы помните, как Господь у нас в Новом завете, в Евангелии, говорит о том, что Евангелие Божие должно быть проповедано всей твари, всем людям. Но мы видим миллиарды, наверно, людей на земле, которые не только не знают Евангелие, но, может быть, даже и не слышали о нем. Так что для каждого христианина стоит большая задача именно миссии, проповеди святого Евангелия, спасительного слова Божия для окружающих людей. Хотя бы для каких-то самых близких окружающих его людей.

И вот Павел принес это благовестие в Фессалоники и благодарит Бога еще за то, что Бог даровал фессалоникийцам способность воспринять это слово евангельское не как слово какого-то человека, но как слово Самого Бога. «Благодарим Бога, что вы приняли от нас слышанное слово Божие, именно не как слово человеческое, но как слово Божие, какое оно есть во истине и которое действует в вас, верующих». Вот подумаем, что значит: «слово Божие действует»? Если вы вспомните первые строчки Библии, книгу Бытия, то вы, наверняка, вспомните также и то, что Бог сотворил весь мир Своим творческим словом. Бог сказал — и стало. Сказал Бог: «Да будет свет», и стал свет. Слово Божие — это слово творческое. Это слово, которое одновременно есть и дело, сила, энергия, действие. Слово человеческое тоже обладает определенной силой, но все-таки не сравнить его со словом Божественным: Бог творит из ничего все. И Евангелие — это слово нового творения, это слово преображения всего мира, преображения каждого человека в этом мире. Поэтому Павел и пишет: оно действует в вас, верующих. Слово Божие может проникнуть в человеческое ухо, достичь его ума, достичь его сердца и, будучи истинно воспринятым христианином, может преобразовать его, всю его жизнь: и его разум, и его душу, и его поведение.

Далее, в 14-м стихе, Павел продолжает: «Ибо вы, братия, сделались подражателями церквам Божиим во Христе Иисусе, находящимся в Иудее, потому что и вы то же претерпели от своих единоплеменников, что и те от Иудеев, которые убили и Господа Иисуса и Его пророков, и нас изгнали, и Богу не угождают, и всем человекам противятся, которые препятствуют нам говорить язычникам, чтобы спаслись, и через это всегда наполняют меру грехов своих; но приближается на них гнев до конца».

Итак, приняв слово Божие, фессалоникийцы стали подражателями церквам Божиим во Христе Иисусе, находящимся в Иудее. Ну, в каком смысле подражателями? Павел указывает, что церкви Божии в Иудее — а это были первые церкви христианские; первая церковь была апостольская в Иерусалиме, ну а потом понемногу церкви образовались и в других городах Иудеи и Галилеи, то есть в Палестине. Но возникновение христианских церквей сразу сопровождалось очень бурной реакцией протеста со стороны окружавших иудеев, потому что христиане представлялись им как возмутители спокойствия, как возмутители их религиозности и как еретики. Естественно, что христиане подвергались большим преследованиям. Вспомним хотя бы описанную в Деяниях смерть первомученика архидиакона Стефана, первого христианского мученика. Его побили камнями до смерти. И преследования, иногда даже кровавые, продолжались и до того времени, когда Павел пишет послание к Фессалоникийцам. Естественно, что дело не ограничивалось какими-то гонениями и преследованиями. Христианам просто трудно жилось. У них не покупали продукцию, которую они производили, им запрещали покупать продукцию, которую производили другие. Они бедствовали, нищенствовали и голодали. Недаром иудейские христиане в те первые годы существования христианской церкви называли себя нищими. И Павел, где бы он ни был, в какую бы страну, в какой бы город он ни приехал, он всегда стремился помогать нищим. То есть, иными словами, собирать какие-то средства для помощи бедствующим христианам. Вот эта взаимоподдержка между христианами — великое дело. Конечно, все мы должны помнить об этой заповеди, данной апостолу Павлу еще на Иерусалимском соборе апостольском в 49-м году, когда Павла послали на проповедь к язычникам и сопроводили это посольство другие апостолы указанием апостолу Павлу, чтобы он только помнил нищих, то есть собирал для них материальную помощь.

И вот в данном случае христиане Фессалоник тоже подвергаются преследованиям. Ну, иудеев, разумеется, в Фессалониках было не так много, чтобы они обладали какой-то значительной силой. Но преследования уже, мы видим, начинаются и со стороны единоплеменников фессалоникийцев. То есть Павел имеет в виду язычников, которые, конечно же, воспринимали эту новую маленькую христианскую общину в штыки. Потому что христиане, в частности, отказывались приносить жертвы идолам, то есть языческим богам. Это вызывало бурную реакцию недовольства среди их окружения. Люди подозревали их, во-первых, атеистами, безбожниками, потому что они не приносят богам жертвы, не поклоняются, не молятся им. И, затем, их поведение казалось антипатриотичным, потому что если не приносить богам жертвы, с точки зрения язычников, то боги рассердятся и пошлют на их город всяческие бедствия. И если бедствия все же случались — ну там, землетрясения, или наводнения, или голод, или болезнь, мор, — то в этом часто винили людей, которые не приносили жертвы богам, а именно христиан. Вот на этом основании впоследствии (это было одно из оснований) возникли преследования, уже государственного характера, преследования христиан.

Но христиане были стойкими, и Павел пишет: «вы стали подражателями церквам Божиим во Христе Иисусе в Иудее». В Иудее христиане подвергались гонениям со стороны иудеев, и тут Павел обрушивает на иудеев довольно обычные для христиан того времени обвинения. Он указывает на заблуждения иудеев и говорит о том, что они отклоняют спасительную весть Божию, отклоняют спасение для людей. А тот, кто отклоняет спасение, борется с ним, тот подвержен суду Божию или, на языке Нового завета — гневу Божию.

Гнев. Иногда даже не «гнев Божий», а просто «гнев». Смотрите в 16-м стихе: «приближается на них гнев». Под гневом Божиим мы не должны понимать какую-то эмоцию, как это бывает у людей. Разумеется, Бог не гневается так, как люди. Это просто образное, человекообразное выражение для того, чтобы мы хоть как-то прочувствовали свою ответственность перед Богом, перед собой, перед окружающими. Гнев — это то же самое, что и суд, осуждение. Немножко непонятны слова «приближается на них гнев до конца». То есть окончательный гнев. Буквально в греческом тексте сказано, что уже постиг их окончательно гнев. Но здесь надо понимать это выражение как «вот-вот постигнет», конечно. Так что русский перевод, наверно, хотя и не совсем точный, но отвечает смыслу греческого текста: вот-вот их постигнет суд Божий окончательно.

17-й стих. «Мы же, братия, бывше разлучены с вами на короткое время лицом, а не сердцем, тем с большим желанием старались увидеть лицо ваше.

И потому мы, я, Павел, и раз и два хотели прийти к вам, но воспрепятствовал нам сатана. Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы? Не и вы ли пред Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его? Ибо вы — слава наша и радость». Ну, мы видим, какой эмоциональный тон в этом послании. Апостол пишет письмо, подчас используя слова интимного чувства любви, приветствия, радости, заботливости. Послание к Фессалоникийцам, первое я имею в виду послание, оно действительно очень эмоционально. И Павел здесь говорит о том, что очень беспокоился в разлуке с фессалоникийцами о том, что с ними будет без него. Эта маленькая кучка без него — ну, сколько там было христиан в то время? Ну, наверно, десять, двадцать, ну, от силы тридцать человек, окруженные морем язычников. Разумеется, Павел беспокоился и хотел вернуться к ним, но этому воспрепятствовал сатана. Мы не знаем точно, что Павел имеет в виду. Скорее всего то, что он просто не мог туда вернуться из-за гонящих его иудеев, которые, наверно, следили за ним и наблюдали, чтобы он туда не вернулся. А возможно, ему помешало его собственное какое-то недомогание, болезнь. Тут трудно сказать. Во всяком случае, все, что препятствует спасению людей, это есть сатанинское дело.

Павел немножко путается в местоимениях в 18-м стихе: потому мы, я Павел, и раз и два хотели прийти к вам. Но дело в том, что Павел, конечно, пишет или, точнее, диктует стенографу, скорописцу это послание самостоятельно. И, разумеется, все чувства, которые он здесь выражает, это его собственные чувства, от первого лица — я, Павел. Но постольку поскольку он начал это послание, указав на трех авторов, Павел и Силуан и Тимофей, которые пребывают сейчас с ним, поэтому он часто пишет местоимение «мы», вспоминая о том, как он начал послание, от трех лиц.

Павел называет Фессалоникийскую церковь своей надеждой, радостью и венцом похвалы. Венец похвалы — то есть, награда победителю на спортивных состязаниях. Например, на олимпийских играх в древности победителя награждали венцом, то есть венком. Это сейчас они открывают после победы на олимпийских состязаниях счета в банке, им дают какие-то там кубки или статуэтки, иногда позолоченные. Но в древности это был простой венец, но это было очень почетно. Вот Павел о себе говорит здесь как о победителе и называет своим венцом, своей наградой за победу возникновение самой церкви, которая не падает, стоит в Господе.

Переходим к следующему разделу, к 3-й главе, которая содержит тринадцать стихов. В этой главе Павел опять же вспоминает историю своих взаимоотношений с Фессалоникийской церковью. Хронологически он продолжает, он говорит о том, что он беспокоился о фессалоникийцах и послал к ним узнать об их состоянии своего возлюбленного друга, ученика и соратника Тимофея. Начинаем читать 3-ю главу. «И потому, не терпя более, мы восхотели остаться в Афинах одни, и послали Тимофея, брата нашего и служителя Божия и сотрудника нашего в благовествовании Христовом, чтобы утвердить вас и утешить в вере вашей, чтобы никто не поколебался в скорбях сих: ибо вы сами знаете, что так нам суждено. Ибо мы и тогда, как были у вас, предсказывали вам, что будем страдать, как и случилось, и вы знаете».

Итак, Тимофей послан, чтобы укрепить и утвердить церковь, ну а заодно затем принести Павлу сведения об этой церкви. Павел беспокоится о церкви, потому что она пребывает в скорбях сих, как написано в 3-м стихе. Мы уже с вами говорили немного об этом слове — скорби. По-русски «скорбь» — это синоним слову «печаль». Это какое-то внутреннее стеснение. Но в подлиннике, в греческом тексте, стоит слово, которое означает буквально гнет, притеснение, давление. То есть имеются в виду преследования, которые испытывают Фессалоникийские христиане. Вот «скорби», когда вы встречаете это слово в Священном Писании Нового завета, помните, что чаще всего речь идет о внешних притеснениях, бедах, несчастьях, гонениях, преследованиях, которые обрушиваются на христиан. Итак, христиане не поколебались в этих скорбях. Но вот об этом хочет узнать апостол Павел.

Что касается самих скорбей, то Павел говорит, «что так нам суждено». Вот заметьте эти слова. Ведь очень часто христиане хотят использовать свою веру, Церковь, свое христианство для того, чтобы как можно уютней устроиться в этой жизни. И это большое заблуждение. Очень многие, например, люди наивно считают, что вот если некрещеный, скажем, младенец или человек, то он подвергается каким-то бедствиям, болезням, несчастьям. А вот если младенца крестить, взрослого человека крестить, то тогда эти болезни сразу отступят и несчастья кончатся. Это, конечно, глубокое заблуждение, полное непонимание того, что значит следовать Христу. Следовать Христу — это значит нести свой крест. И беды, болезни не покидают никакого человека в этом мире. Мы не знаем такого человека, который прожил бы жизнь абсолютно безбедно, абсолютно без скорби, в абсолютном здоровье. Так что скорби суждены нам. И не только нам, конечно, всем людям, пребывающим в этом мире во грехе, но и тем более христианам, которые несут свой крест. Так что Церковь пребывает на земле не для уюта земной жизни, а для того, чтобы открыть людям путь — сквозь скорби, сквозь крест — путь в жизнь будущего века. Которая, конечно же, сказывается уже и в сегодняшнем состоянии христианина внутренней глубокой духовной радостью и наполненностью Святым Духом.

5-й стих 3-й главы. «Посему и я, не терпя более, послал узнать о вере вашей, чтобы как не искусил вас искуситель и не сделался тщетным труд наш». Павел озабочен тем, выдержали ли фессалоникийцы те испытания, которые приходятся на их долю: испытания на стойкость в своей вере и в Боге. Далее Павел пишет, что они выдержали такое испытание. 6-й стих: «Теперь же, когда пришел к нам от вас Тимофей и принес нам добрую весть о вере и любви вашей, и что вы всегда имеете добрую память о нас, желая нас видеть, как и мы вас, то мы, при всей скорби и нужде нашей, утешились вами, братия, ради вашей веры; ибо теперь мы живы, когда вы стоите в Господе». То есть Павел хочет сказать, что, не зная о том, сохранилась ли Фессалоникийская церковь, он очень переживал, ему казалось, что он просто умирает. А вот теперь он ожил по-настоящему, когда узнал, что церковь стоит крепко. То есть дело его было не тщетным, труд его не пропал. Возникла церковь — еще один венец похвалы его перед Господом.

9-й стих. «Какую благодарность можем мы воздать Богу за вас, за всю радость, которою радуемся о вас пред Богом нашим, ночь и день всеусердно молясь о том, чтобы видеть лицо ваше и дополнить, чего недоставало вере вашей? Сам же Бог и Отец наш и Господь наш Иисус Христос да управит путь наш к вам. А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг к другу и ко всем, какою мы исполнены к вам, чтобы утвердить сердца ваши непорочными во святыне пред Богом и Отцем нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его. Аминь». Вот такой молитвой, молитвой благодарения, Павел заканчивает этот краткий, можно сказать, биографический очерк своих взаимоотношений с Фессалоникийской церковью. Мы видим, что с 9-го по 13-й стих тон апостола Павла становится приподнятым, возвышенным, литургическим. Это настоящая молитва к Богу и Отцу и Господу Иисусу Христу.

Павел молится молитвой благодарения и молитвой ходатайственной. Он ходатайствует перед Богом, чтобы Тот утвердил сердца фессалоникийцев непорочными. То есть, чтобы их не в чем было обвинить в день Второго Христова пришествия. Когда Господь (а Господом Павел всегда называет Иисуса Христа Воскресшего и Вознесшегося), когда Господь явится в Свое Второе пришествие со всеми святыми. Что это означает? Святые, которые явятся с Господом, согласно апокалиптической традиции первого столетия — это ангелы, с которыми Господь явится из духовной сферы в нашу земную юдоль.

Ну, теперь мы перейдем с вами к следующему разделу Послания к Фессалоникийцам, а именно к его увещательной части, которая занимает 4-ю и 5-ю главы этого послания. В 4-й главе в первых 12-ти стихах Павел касается нескольких нравственных тем, обобщая их одним словом — освящение. Христианам необходимо освящение. Дело в том, что христиане в Фессалониках — ведь это все недавние бывшие язычники. И отстать сразу после уверования и сразу после крещения так внезапно от каких-то языческих предрассудков, от языческого греховного образа жизни далеко не все были в состоянии. Павел очень мягко, с учительной мягкостью, но настойчивостью, говорит фессалоникийцам, чтобы они оставили вот эти свои языческие привычки и были освящены в Боге.

Начнем читать эту 4-ю главу. «За сим, братия, просим и умоляем вас Христом Иисусом, чтобы вы, принявши от нас, как должно вам поступать и угождать Богу, более в том преуспевали, ибо вы знаете, какие мы дали вам заповеди от Господа Иисуса. Ибо воля Божия есть освящение ваше».

Итак, христиане — это те люди, которые уверовали во Единого Святого Бога. В вере Бог, Святой Бог, принимает христиан в Свое общение через Господа Иисуса Христа. И вот это принятие христиан в общение со Святым Богом называется, собственно, освящение. Это Бог освящает христиан. Но освящение от Бога, вот это спасительное действие Божие, конечно, одновременно является и заданием для самих христиан. Бог открывает им Свои объятия. Но ведь христианин, как и вообще всякий человек на земле, обладает свободной волей. Ведь единственное, над чем Бог не властен в человеке — это над его сердцем. Сердце может быть любящим, а может быть холодным. И это зависит уже от человека. Бог простирает к человеку руки, человек может отпрянуть, отойти. А может кинуться в объятия Бога. Вот если человек не отвечает на призыв Божий, не отвечает на то освящение, которое ему посылается, то он остается в своем неосвященном состоянии, в нечистоте. Потому что «святость» буквально означает «чистота». А если человек идет навстречу Богу, то этот путь и есть путь освящения. Итак, освящение исходит от Бога и взывает к собственному человеческому освящению. «Воля Божия есть освящение ваше» — говорит Павел в 3-м стихе.

В чем же состоит это освящение? Когда Павел или любой другой миссионер, апостол пребывал в языческий город, в языческую страну (а речь ведь идет о Фессалониках, о столице одной из языческих провинций древней Римской империи), то первое, что бросалось в глаза человеку, воспитанному в традициях закона Моисея — это удивительный разврат, который царил в языческом обществе того времени. Вспомним, ведь речь идет о пятидесятом-пятьдесят первом годе. Это годы царствования императора Нерона. И люди, которые хотя бы немножко знакомы с историей того времени (по учебникам, либо по художественным произведениям), представляют себе, что творилось в Риме, в столичных городах Римской империи. Разврат. Разврат царил повсюду. И, конечно, для Павла первое, на что он обращает внимание — это всегда призвать людей к тому, чтобы они уклонялись от этого разврата, который на языке Нового завета называется блуд. И вот Павел пишет: «воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда». Блуд, конечно, может быть и физическим, может быть и духовным. В частности, идолослужение Ветхий завет, например, называет духовным блудом. То есть изменой Единому Богу с так называемыми богами, идольскими богами. И вот призыв далее Павел конкретизирует в 4-м стихе: «чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, как и язычники, не знающие Бога».

На первый взгляд, все понятно: «чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести» — ну, вероятней всего, здесь Павел образно говорит о собственном человеческом теле. Чтобы каждый мог и умел держать свое тело в святости и чести, а не в страсти похотения. Но это заблуждение. Это заблуждение, которое проистекает из незнания метафорического языка Священного Писания и из неточности синодального перевода. Вот если мы прочитаем тот же 3-й стих по-славянски, мы заметим некоторую разницу. «Сия бо есть воля Божия, святость ваша, хранити себе самех от блуда и ведети комуждо от вас свой сосуд стяжавати во святыни и чести». То есть не уметь «соблюдать свой сосуд», а уметь «брать свой сосуд», «получать свой сосуд», «стяжавати» по-славянски, свой сосуд в святости и чести. «Сосудом» Священное Писание Ветхого завета часто называет женщину. Это образное метафорическое выражение. А «стяжавати сосуд» («брать сосуд») означало жить с женщиной. А именно, в данном случае — жить с собственной женою. Так эвфемистически, то есть прикровенно, мягко называется брачная жизнь. Павел подчеркивает, чтобы каждый жил с собственной женой, а не с посторонними женщинами блудил: чтобы каждый из вас умел брать свой сосуд, то есть жить со своею женой в святости и чести. Павел подразумевает здесь святой христианский брак, освященный в святости. Там, где двое любят друг друга в браке, там двое становятся одна плоть, как говорит нам Священное Писание Ветхого завета в первых главах книги Бытия. Вот эта единая плоть должна быть освященной плотью, освященным браком, и пребывать в почести, в чести у окружающих людей. Чтобы они, глядя на святой брак, могли хвалить его и подражать ему.

Итак, «сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, как и язычники, не знающие Бога».

И обратим еще внимание на 6-й стих. Читаю наш синодальный перевод: «чтобы вы ни в чем не поступали с братом своим противозаконно и корыстолюбиво: потому что Господь — мститель за все это, как и прежде мы говорили вам и свидетельствовали. Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости». 6-й стих, опять же на первый взгляд, кажется увещанием к тому, чтобы каждый из христиан не поступал со своим братом противозаконно и корыстолюбиво, как бы в каком-то бизнесе, что ли, в каких-то делах. Но речь не об этом. Здесь, в 6-м стихе, опять же из-за некоторой неточности перевода, речь идет о продолжении той же темы о браке, которая была высказана в 4-м и 5-м стихе. Вот, прочитаю по-славянски: «и еже не преступати и не лихоимствовати в вещи брата своего». Если перевести это на русский язык — чтобы вы в этом отношении (а в каком отношении? В отношении блуда, в отношении прелюбодеяния) не совершали преступления и не обкрадывали своего брата, «не лихоимствовали» (по-славянски). То есть, чтобы вы не жили с чужою женою. Вот, это такой смягченный образ выражения Павел избирает для того, чтобы оградить фессалоникийских христиан от поползновения к прелюбодеянию. Чтобы вы не совершали преступления против своего брата, не обкрадывали его, «потому что Господь — мститель за все это, как и прежде мы говорили вам и свидетельствовали. Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости». Вот на этом Павел кончает свое увещание к святому браку.

Далее Павел говорит о братолюбии, это 9-й, 10-й стихи. «О братолюбии же нет нужды писать к вам; ибо вы сами научены Богом любить друг друга, ибо вы так и поступаете со всеми братиями по всей Македонии. Умоляем же вас, братия, более преуспевать».

О братолюбии. Братолюбие — красивое слово, по-гречески это звучит «филадельфия». Так вот, эта самая филадельфия — братолюбие — не означает просто любовь к братьям, а в христианском языке I столетия братолюбие означало конкретно проявлявшую себя любовь, а именно: помощь. Помощь нуждающимся. Чтобы вы помогали нуждающимся братьям. Вы научены Богом уже делать это, «так и поступайте со всеми братиями по всей Македонии и Ахайи. Умоляем же вас, братия, более преуспевать». Итак, здесь, как и в 1-й главе, Павел увещает к продолжению вот того, что мы сейчас называем гуманитарная помощь. Помощь нуждающимся.

11-й стих. Увещание к трудолюбию. «И усердно стараться о том, чтобы жить тихо, делать свое дело и работать своими собственными руками, как мы заповедовали вам». В этом отношении Павел всегда дает пример всем христианам. Сам он, имея полное право пользоваться от христиан плодами своего труда миссионерского, этого не делал. Своей наградой он считал уже само существование Церкви, а на жизнь себе зарабатывал собственными руками, трудом собственных своих рук, а именно, если вы помните из книги Деяний, он шил палатки. Занимался ремеслом, которым занимались, по-видимому, и его родители, может быть, и предки. Надо сказать, что в древнем мире труд собственными руками не считался почетным занятием. Все люди делились на две категории: на свободных и на рабов. Рабы работали, свободные приказывали. Павел работает. Работает собственными руками и считает это занятие вполне отвечающим воле Божией, освященным занятием, и призывает к этому Фессалоникийских христиан, которые, вероятно, еще по языческим привычкам считали, что труд собственными руками — недостойное занятие.

И завершает этот увещательный раздел Павел в 12-м стихе таким заключением: «чтобы вы поступали благоприлично перед внешними и ни в чем не нуждались». Конечно, это весьма важное замечание в миссионерской деятельности апостола Павла. Представьте себе: маленькая группа христиан, окруженная язычниками, которые, разумеется, с вниманием смотрят на эту маленькую группу нового религиозного образования — чем они занимаются, как они выглядят? И если христиане бездельничают, попрошайничают, не трудятся, если они оборванные, грязные, то, разумеется, окружающие язычники, обращая внимание на внешнее прежде всего, скажут: зачем нам это христианство? Зачем нам это Евангелие, если оно приводит к такому ужасному состоянию? Поэтому Павел всегда обращает внимание на то, чтобы Евангелию не ставилась никакая преграда. А преградой может стать уже даже внешний вид или внешнее поведение христиан. Христиане должны быть такими, чтобы люди в них видели благость Божию. Чтобы люди в них видели, что это люди достойные того, чтобы им подражать.

Сегодня мы с вами кончаем нашу беседу. Я желаю всем вам благополучия, благодати Божией, и хранит вас Господь и Царица Небесная! До нашей следующей с вами встречи.

Материал предоставлен радио “Град Петров”

Добавить комментарий