Беседа 10. Послание к Галатам, 5, 25 – 6, 18

Цикл: Беседы о посланияx апостола Павла

Тематика: Послание к Галатам

Текст набран: Людмила Зотова

Редактура:  Ольга Суровегина


Лекции:


Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

Мы продолжаем с вами беседы о Священном Писании Нового завета. Разбираем мы с вами сейчас Послание к Галатам. Напомню, что сегодня у нас 67-я беседа, и, разбирая Послание к Галатам, остановились на 5-й главе, 24-й стих.

Итак, Галаты, 5-я глава, начиная с 25-го стиха. У кого есть под рукой Священное Писание, откройте, пожалуйста: Галаты 5-25, ну и далее. Возможно, сегодня нам удастся разобрать это Послание до конца.

В 5-й главе Послания к Галатам апостол Павел довольно подробно рассуждал о христианской свободе, что истинная свобода, говорил он, достигается лишь в Боге через Иисуса Христа в Духе Святом. Всякая другая свобода является очень ущербной, очень относительной. Она либо вырождается в произвол, когда люди, собственно, действуют якобы свободно, но на самом деле эта свобода угрожает безопасности и других людей, и самого человека, который думает, что он свободен. Это анархия. Вот, Павел в 5-й главе, 15-й стих говорит: «Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом». Вот это классический образец анархии, в прямом смысле, конечно. Не политической анархии, как это было учение анархистов, а вот анархия как беззаконие полное, полный произвол.

С другой стороны, закон, какой бы то ни было закон – будь то гражданский закон, будь то закон религиозный, будь то Закон Моисеев – всякий закон ограничивает человеческую свободу, дабы люди не были истреблены друг другом. То есть, устраняя анархию и вводя вместо беззакония «законие», законопослушность, закон тем самым ограждает человечество от чрезмерных проявлений своей греховности, человеческой греховности. Но, в принципе, закон ограничивает человеческую свободу, будь то свобода ко злу, будь то свобода к добру – так или иначе человек остается в рабстве. Поэтому закон тоже не является высшим пределом, тем благом, к которому устремляется человеческая душа, жаждущая свободы. Свободы в Боге. Потому что Бог истинно свободен. И если человек соединяется с Богом (а это возможно только через соединение Святым Духом со Христом воскресшим, со Христом, уже абсолютно свободным в Своем человечестве, в Своем Богочеловечестве), только таким образом человек может достичь свободы, которая, конечно же, в своем совершенстве достигается только в жизни будущего века. В этом веке, в этом мире человек все равно всегда ограничен. Но предчувствие свободы, образ свободы он в себе увеличивает и увеличивает, если он живет в Духе Христовом, в Духе Святом. А этот Дух есть Дух любви. Поэтому Павел постоянно говорит: весь закон в одном слове заключается – люби ближнего твоего, как самого себя. Ну, собственно, это слова из Нагорной проповеди, как бы перенесенные здесь апостолом Павлом из речей Иисуса Христа в Послание.

Итак, речь шла о свободе. И в конце, в самом конце 5-й главы Послания к Галатам и в начале 6-й главы Павел как бы применяет эту свободу к реальной жизни, церковной жизни христиан. Он дает увещание к братским христианским отношениям в Церкви. Это с 5-й главы, 25-й стих по 6-ю главу, 10-й стих. Увещание к братским отношениям. Ну вот, почитаем с вами по синодальному нашему, привычному нам переводу. Итак, 5-я глава к Галатам, 25-й стих. «Если мы живем духом, то по духу и поступать должны. Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать».

Ну вот вы заметили, что мы уже неоднократно с вами говорили, что, к сожалению, в наших печатных изданиях, ну вот, начиная с XIX века и кончая последними уже изданиями XXI века, в 5-й главе Послания к Галатам и во многих других местах у апостола Павла, к сожалению, «Дух Святой» у нас все время печатается с маленькой буквы. Поэтому непонятно, каким же мы живем духом. Вот, в 25-м стихе «если мы живем духом» с маленькой буквы у нас напечатано, да? Непонятно, человеческим духом или, может, бесовским духом каким. Нет, конечно. Здесь надо печатать с большой буквы: Духом Святым. Об этом здесь все время речь идет, что истинная свобода достигается в Духе Святом. Надо жить в Духе Святом, а не в каком-либо другом духе. «Если мы живем Духом» (Святым, имеется в виду), «то по Духу» (Святому, имеется в виду; опять же – с большой буквы) «и поступать должны».

Что это означает? Конечно, в крещении каждый человек получает Святого Духа. Но одно дело – получить Святой Дух, и другое дело – воспользоваться полученным. Вот, человек ведь искуплен уже во Христе. Христос, Сын Божий, на Кресте искупил все человечество, весь Адамов род. От Адама до самого последнего, хронологически последнего, человека, который будет жить на земле. То есть двери тюрьмы, греха, ограниченности, несвободы, смерти – эти двери распахнуты. Искупление совершилось. Пожалуйста, выходи на свободу. Но ведь человек – такое создание, что он может и при открытой из тюрьмы двери сказать: а я не хочу, а я останусь в камере, а я не пойду никуда, мне и здесь хорошо. То есть, помимо объективного условия спасения, человек должен проявить еще и самостоятельно какое-то усилие. То есть должно быть еще и субъективное условие. Тогда совершится спасение. Спасение совершается при совпадении объективного и субъективного условий. Объективные условия спасения нам даны Богом. Субъективные зависят от нас. Поэтому Павел и пишет: «мы по Духу и поступать должны». Вот здесь и требуется наше усилие.

А ведь грех, вот эта несвобода, «жизнь по плоти», как в других местах изъясняется апостол Павел, она затягивает человека, становится привычной для него. И человеку иногда трудно отрешиться ото всего этого. Но наступает момент, конечно, в жизни почти каждого человека, когда он ощущает, что все, что связывает его здесь, на земле, именно связывает его, а ему хочется свободы. И тогда он может отрешиться от привязанности к тому, что находится в этом греховном и злом мире. Это не значит отвернуться от этого мира. Это значит отрешиться от привязанности к нему. Мы живем в этом мире, но наша истинная родина в жизни вечной у Бога.

Итак, вот дальше идут увещания. Что значит поступать до Духу? Да вот, самые простые вещи: не будем тщеславиться, как это делают многие, друг друга раздражать, друг другу завидовать – завидовать-то нечему. Надо глядеть на себя, а не на то, что есть у другого. Вот жизнь в Духе ведет к совершенно конкретным поступкам в обыденной человеческой жизни. Жизнь в Духе не есть какое-то особое, чрезвычайное состояние, состояние экстаза или просветленности, там, буддийской какой-то. Нет. Она проявляется в самой обыденной жизни в каждую минуту в каждом поступке человека. Важнее всего – это избегать тщеславия и зависти. Зависти. И вот в этом случае апостол Павел любит прибегать к образу Тела Христова. Вот он говорит, что Церковь составляет как бы тело, как бы живой организм. А в живом организме ведь все органы, все члены этого организма исполняют собственные функции. И смешно, если глаза будут завидовать ушам, уши будут завидовать ногам и так далее. У каждого – свое. Все должны жить в согласии и в любви.

Продолжаем наше чтение. 6-я глава, 1-й стих и далее. Вот почитаем с вами: «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов. Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом, ибо каждый понесет свое бремя!» Ну вот мы видим, что жизнь в Духе Святом обнаруживается, во-первых, в помощи согрешившим. Не осуждать, а помогать. Если и впадет человек в какое согрешение, вы исправляйте. «Вы, духовные, исправляйте такового». То есть вы, которые имеете Духа Святого. Все мы имеем Духа Святого, но духовными людьми Павел здесь называет людей, которые ведут сознательную жизнь в Духе Святом. Следует помнить всегда о собственной слабости, о собственных искушениях, а не указывать на слабости других людей. У всех есть сои слабости и грехи. Поэтому «исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным».

Далее Павел пишет во 2-м стихе замечательные слова: «Носите бремена друг друга». То есть помогайте друг другу. Если кому-то трудно, то помогайте ему, «таким образом исполните закон Христов». Ведь жизнь здесь, на этой земле – жизнь, полная тягот. И нет такого человека, который не испытывал бы в жизни какие-то страдания, какие-то болезни, какие-то трудности, заботы. И напрасно некоторые люди полагаются на, скажем, то, что если я живу в Боге, во Христе, если я крещеный человек, значит, я буду осыпан всяческими благами. Нет, Господь Иисус Христос не обещал нам благ в этой жизни. Все это иллюзии. Жизнь каждого человека полна бремени. Поэтому «носите бремена друг друга», то есть живите в любви и таким образом исполните закон Христов. Конечно, здесь слово «закон» надо поставить мысленно в кавычки, потому что жизнь во Христе – это жизнь в свободе, а не в законе. Закон – это Закон Моисея, закон – это закон, вот, наша конституция, там, уголовный и всякие прочие кодексы. Вот закон. Это земные дела. А во Христе мы живем в Боге. Тут уже жизнь вне закона, без закона. Хотя и не беззаконная, так сказать, не грешная жизнь. Тут надо очень тонко различать жизнь вне закона во Христе и жизнь беззаконную, это разные вещи.

Вот закон Христов, в отличие от закона ветхозаветного, закона, данного на Синае, – это заповедь любви. Это единственная заповедь. Да и та не заповедь. Потому что заповедь – ведь это что такое? Заповедь всегда говорит: не делай того-то, наоборот, делай то-то. «Помни день субботний» – вот заповедь. Значит, ты должен соблюдать, один день в неделю, посвящать его Богу. Или, там: «не укради», «не прелюбы сотвори», там, и так далее. То есть не делай того-то и того-то. Вот это заповеди. А «люби другого» – разве можно назвать это по-настоящему заповедью? Разве это можно назвать законом? Разве можно полюбить другого вот так, ни с того ни с сего? Да чего ради я буду любить его? Может быть, этот человек мне не нравится вовсе. Может быть, он, с моей точки зрения, не достоин любви. Любовь невозможно в себе искусственно вызвать. Любовь невозможно заслужить. Потому что заслуженная, купленная за что-то любовь – это любовь продажная. Любовь – это дар Божий. Это величайший дар Божий. Это именно тот вот пробный камень нашей жизни в Духе, который нам дается от Бога – вот любовь. И поэтому, если мы называем «закон Христов», «заповедь любви», то всегда надо помнить, что мысленно мы эти слова «закон» и «заповедь» ставим в кавычки. Потому что и то, и другое – дары Божии, жизнь во Христе и любовь. А вовсе не наши заслуги, не какие-то требования, которые к нам предъявляются, и которые мы можем исполнять и можем не исполнять. Это надо помнить. Ну, во всяком случае, так мы называем: заповедь любви. Вот, весь закон заключается в одном слове: любовь. Это, конечно, не внешнее принуждение, потому что исполнение вот этого закона Христова вырастает из самого опыта жизни в Боге и во Христе. Прежде всего – не судить другого. Каждый должен ставить себя, самого себя перед судом Божиим. Об этом здесь и речь: каждый понесет свое бремя. Имеется в виду, на суде Господнем.

Ну, почитаем дальше, начиная с 6-го стиха 6-й главы. «Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим. Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере». Итак, делиться добром необходимо, да? Вот апостолы несли людям слово Божие, поэтому Павел пишет: «Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим». То есть здесь как бы увещание делиться добром с апостолами и другими учителями. Об этом Павел не забывает упомянуть. Ну, об этом шла речь уже, если помните, и в Первом послании к Коринфянам, в 9-й главе, которую мы разбирали не так уж давно. В жизни всегда надо следить за собою. Одни люди действуют (как Павел пишет – «сеют») только ради своей пользы, ради себя. Это здесь Павел называет «сеять в плоть», то есть эгоистическое начало в человеке. А другие, согласно Духу Божию, сеют (или действуют) ради других людей. А от этого зависит и плод. Плоть преходит, и жатва – это смерть. А Дух Святой пребывает и дает нам вечную жизнь: сеющий в плоть пожнет тление, а сеющий в Дух (конечно же, опять с большой буквы – Дух Святой) от Духа же пожнет жизнь вечную. Вот видите, опять у нас «дух» везде с маленькой буквы. От какого духа здесь пожнет в русском тексте печатном, нам не понятно. Разумеется, от Духа Святого пожнет жизнь вечную.

Ну, и в стихе 10-м «доколе есть время, – Павел пишет, – будем делать добро всем, а наипаче своим по вере». Конечно, Павел не ограничивает заповедь любви, но дает ей конкретную укорененность в Церкви среди своих по вере. То есть начни с самых близких людей, которые тебя окружают. Вот с них. А потом уже распространяй эту любовь и на других. Вот, собственно, увещания. Конкретные, очень простые, но абсолютно необходимо о них помнить. Увещания о жизни в Духе Святом.

Человек часто задумывается о вечной жизни: есть ли она, нет ли ее? Но если человек живет в Духе Святом и действительно впитывает в себя божественную любовь и через себя являет эту любовь вовне, как бы источает из себя любовь, то тогда он внутренне уже ощущает в себе божественную жизнь. Ибо Бог есть любовь. И божественная жизнь есть всегда вечная жизнь. Если человек уже здесь, на этой земле, не чувствует вечной жизни и не живет ею (то есть не живет любовью), тогда, конечно, ему бессмысленно говорить о какой-то вечной жизни где-то когда-то, где-то как-то. Вечная жизнь начинается уже здесь. И ощущается уже здесь. Это и есть. Она укрепляет веру, а вера, в свою очередь, являет себя любовью. Вот такая обратная связь получается.

Ну и, наконец, заканчивает апостол Павел свое Послание к Галатам, как всегда, концовкой, таким постскриптом или эсхатоколом, как мы называли. Помните, всякое послание состоит из четырех частей? Первая часть – это прескрипт, адрес и благословение; вторая часть – это так называемый проэмий, это молитва благодарения Богу за адресата, которому Павел пишет. Но в Послании к Галатам этого проэмия нет, потому что благодарить-то Бога за галатов вроде бы и незачем. Ибо галаты уже, судя по посланию, успели отойти от Евангелия, что Павла очень угнетает. Ну, далее идет основная часть, собственно, занимающая почти все послание, и кончается всякое послание собственноручной припиской. Напоминаю, что в древности никто никогда не писал сам писем, посланий, книг. Это всегда поручалось делать рабам, стенографам, скорописцам. Писать как-то было не принято свободным людям. Павел был свободный человек, а не раб, поэтому ему тоже помогали либо секретари какие-то, либо нанятые стенографы, либо помощники добровольные. Во всяком случае, у него были такие люди, которые записывали за ним, за его диктовкой послание. Но в конце каждого послания Павел делал собственноручную приписку. Вот здесь эта приписка довольно длинная. Она начинается в 6-й главе, 11-й стих и кончается 18-м стихом. То есть вот целых восемь стихов приписки. Это очень много. Рука устанет. Не привыкли тогда люди писать, ну что делать. Писать люди стали по-настоящему, и это стало как бы знаком образованности, знаком такого более высокого достоинства человеческого – уметь писать, писать самому, это только где-то, может быть, века с VI или с VII, то есть в начале Средневековья. А до этого, в античности, люди не писали. Писали рабы и слуги.

Ну так вот. В 11-м стихе 6-й главы Павел начинает приписку собственноручную. К сожалению, 11-й стих у нас переведен неправильно: «Видите, как много написал я вам своею рукою». Ну, это абсолютно неправильный перевод. Во-первых, не так уж много, если б даже он все Послание к Галатам писал, то это не такое уж длинное послание. Сравните эти пять предыдущих глав, не очень-то длинных, с огромным Посланием к Римлянам, большими Посланиями к Коринфянам. Это не такое уж большое письмо. Но если бы он писал собственною рукою, то это, конечно, для него было бы много. Но вот в оригинале-то стоит совсем другое. Равно как и в славянском, буквальном переводе стоит совсем другое. Вот по-славянски, если мне не изменяет сейчас память (предо мною нет сейчас славянского текста), стоит так: «видите колицыми букы писах вам». Или в другой интерпретации: «видите колицыми книги писах вам». Местоимение «колицы» означает «какой большой». «Смотрите, какими большими буквами я вам здесь пишу», – так можно было бы перевести. То есть вот Павел начинает писать и от непривычки пишет большими буквами. К тому же у него, как мы выяснили уже с вами, по всей видимости, было не очень хорошее зрение, он болел глазами, поэтому буквы получались большими. Так что вот перевод не «видите, как много написал я вам своею рукою», а «видите, какими большими буквами я вам пишу своею рукою». Вот это будет точно. Слово «бука» означает «буква» по-русски, славянская «бука». И слово «книга» славянское тоже означает «буква». По-гречески «грамма»: πηλίκοις ὑμι̃ν γράμμασιν ἔγραψα τη̨̃ ἐμη̨̃ χειρί – так по-гречески звучит буквально: «какими большими буквами я вот вам здесь написал». Ну, «написал» в прошедшем времени стоит, это так называемый эпистолярный или письменный аорист, потому что когда галаты будут читать это Послание, то сам акт писания останется уже в прошлом. Поэтому здесь прошедшее время.

Итак, что же он пишет теперь большими буквами? А вот что. Ну, продолжает Павел какие-то кажущиеся ему важными увещания. Павел желает еще раз подчеркнуть самые важные вещи. Он пишет, что его противники, вот эти иудействующие христиане, которые принуждали галатов принимать Закон Моисеев и для этого обрезаться, его противники искали успех своей миссии, чтобы похвалиться «по плоти». То есть не по Духу Святому, а чисто по-человечески. Так сказать, опираясь на смертное, человеческое, материальное и, в общем-то, с точки зрения вечности, ничтожное. А также они искали успеха в деле распространения Закона Моисея, чтобы избежать гонений от иудеев. Павел пишет: «Желающие хвалиться по плоти (то есть чисто по-человечески, да? Вот так по своей слабости)  принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов». Ну, потому что, если вот эти называвшие себя христианами, но на самом деле являвшиеся фактически еретиками, иудействующие проповедовали обрезание помимо Креста, то тем самым делали они большую услугу иерусалимским властям иудейским, потому что обращение в иудейство, конечно, всегда приветствовалось в Иерусалиме.

А дальше: «ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти». То есть вашею плотию обрезанной похвалиться перед теми иерусалимскими властями при Храме, при синагогах иерусалимских, которые стали бы допытываться об успехах их иудейской миссии.

Далее Павел пишет: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира». Ну, «мир распят» – под «миром» Павел здесь понимает, что это то же самое, что плоть. Плоть, да? Теперь Павел уже, как и каждый христианин, является новым творением Божиим. Он несет в себе этот зачаток нового творения, жизни в Духе Святом, а не просто плоти. А плоть – она уже распята. Если мы живем со Христом, то мы распинаем вместе с ним грешную плоть, то есть чисто приходящее человеческое, чтобы жить в Духе Святом уже вечною жизнью.

Далее, 15-й стих: «Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь». То есть новое творение. Вот как в Адаме было сотворено ветхое творение, так в новом Адаме, в Иисусе Христе, происходит новое творческое действие Божие, новое творение, начало. Бросается, как бы, семя нового творения, новой твари. И это семя разрастается. Помните, из горчичного семени вырастает огромное дерево. В конце концов Царствие Небесное или Царствие Божие, будет вот таким возросшим, большим деревом, выросшим из малого семени, брошенного в этот мир, семени Божественной жизни.

16-й стих: «Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию». Ну, что значит «поступают по такому правилу»? То есть тем, кто судит себя вот именно таким правилом, такой мерою, мерою жизни Христовой, распятия мира – вот им мир и милость. То есть благословение Божие. И не только им, но и всему Израилю Божию (то есть Новому Израилю, имеется в виду), всей Церкви Божией.

17-й стих, к сожалению, часто понимается искаженно. «Впрочем», – пишет апостол Павел, – «никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем». Ну вот что это за «язвы Господа Иисуса»? По-гречески «стигмы», «стигматы Господа Иисуса на теле моем». В древности средневековой понимали эти слова следующим образом: что Павел, якобы, носил на своем теле те раны, которые испытало тело Иисуса Христа при распятии. Ну, помните: гвоздиные раны на руках, на ногах, рана от копия, проткнувшего ребра Иисуса Христа, когда Он висел на кресте, раны на голове от тех шипов тернового венца, которым Его увенчали издевавшиеся над Ним солдаты. И вот где-то в XII веке на Западе, в Римской Церкви, был такой святой – Франциск Ассизский. Он так остро сопереживал со Христом Его страдания – эмоционально внутренне, мысленно, душевно сопереживал со Христом, – что у него открылись такие же раны, как у Христа, на руках, на ногах и стали источать кровь. Вот так называемые стигматы. И с тех пор число таких людей все возрастало и возрастало. У очень многих, у сотен людей на протяжении истории Западной Церкви открывались такие раны Христовы. Этих людей стали называть стигматиками, от слова «стигма». Так понимали вот эти язвы.

Но тут надо сказать, что это, конечно, заблуждение. Заблуждение экзегетическое, то есть недостаток понимания текста, из которого, к сожалению, вот это заблуждение возымело психофизиологическое действие. Видите, как интересно. Как неправильное истолкование текста ведет к дальнейшим последствиям. Дело в том, что слово «стигма», которое у нас здесь переведено как «язва, язвы», означает, прежде всего, клеймо. Рабское клеймо, которое ставили рабу, когда он попадал в рабство тому или иному господину. Клеймо, тавро. Вот скот тоже клеймили. Клеймо ставили на изделия какие-нибудь. Ну, например, гончар ставил клеймо на изготовленные им сосуды, с знаком той фирмы, которая их изготовила. Когда Павел говорит, что «ношу язвы Господа Иисуса на теле моем», то он имеет в виду, что «я раб Христов, на мне стоят клейма принадлежности ко Христу. И поэтому никто не обременяй, не отягощай меня, ибо я не буду исполнять никакой другой работы, кроме той, которую я обязан исполнять для Иисуса Христа». Вот о чем речь: я – раб Христов, а никто не может служить двум господам.

Вот галатам эти противники апостола Павла навязывали кроме служения Христу еще служение Моисею, Закону Моисееву. Павел же говорит, что я никакого иного закона исполнять не буду, кроме закона Христова, закона любви. Вот об этом здесь речь. А вовсе не о конкретных кровавых язвах, которые должны источать в нас тоже кровь.

Ну, и, наконец 18-й стих, завершение Послания к Галатам, как всегда эсхатокол или концовка завершается собственноручной такой подписью, желанием благодати: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия». Ну, «со духом вашим» – это то же самое, что «с вами». Здесь «дух», конечно, уже с маленькой буквы, дух человеческий, который обозначает, собственно, человека в его субъективности, в его воле, в его уме, в его размышлениях, в его сердце. Благодать – это дар Божий, высший дар, с которого, собственно, все и начинается. Благодатью или незаслуженным даром Божиим является само наше бытие, сама наша жизнь и наша новая жизнь во Христе. Ее-то Павел и желает тем галатам, которых он очень любит, несмотря на все их заблуждения и на их, по-видимому, уже совершающийся отход от Евангелия. Так и мы должны распространять свою любовь не только на наших ближних, которые рядом с нами, которые наши единомышленники, но также и на заблуждающихся людей, и на еретиков, и даже вообще не на христиан.

Вот, с вами мы, дорогие братья и сестры, завершили разбор одного из самых замечательных произведений Нового Завета – Послания к Галатам, которое, как я напомню, один из наших крупнейших библеистов Санкт-Петербургской Духовной академии (он трудился очень долго еще до Октябрьской революции 1917-го года), Николай Никанорович Глубоковский, он называл «Евангелие христианской свободы». «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом для угождения вашему эгоизму, вашей плоти», –  как пишет здесь апостол Павел.

На это мы сегодня с вами завершим нашу беседу. Я прощаюсь с вами до следующей недели.

До свидания!

Материал предоставлен радио “Град Петров”

 

 

 

 

Добавить комментарий