Беседа 3. Послание к Галатам, 2, 14 – 3, 4

Цикл: Беседы о посланияx апостола Павла

Тематика: Послание к Галатам

Текст набран: Людмила Зотова

Редактура:  Ольга Суровегина


Лекции:


Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Начинаем с вами 60-ю нашу беседу о Священном Писании. Мы с вами разбираем Послание к Галатам святого апостола Павла. И прошлый раз мы дошли до очень интересного места этого замечательного Послания. Это 2-я глава, с 11-го по 13-й стих. Вот здесь апостол Павел рассказывает об одном событии в Антиохии, где он в то время жил и служил вместе с апостолом Варнавой: как туда пришел апостол Петр от Иакова, то есть из Иерусалима, и поначалу он вел себя вполне достойно. Достойно христианина, который считает христианство универсальной религией, религией, освобождающей всех людей, независимо от их национальной принадлежности или от бывшей религиозной принадлежности. Он спокойно ел вместе с язычниками, сидел с ними за одним столом, причащался, молился. Но когда пришли люди от Иакова, из Иерусалима, строгие последователи Закона Моисея, которые считали, что с язычниками необрезанными нельзя сидеть за одним столом, то Петр стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. Стеснялся. Павел же противостал ему открыто и сказал (начинаем с вами разбирать со стиха 14-го 2-й главы):         «Когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?»

Какой смысл в сказанном здесь апостолом Павлом упреке? Петр до сих пор, будучи иудеем, обрезанным, законником, так сказать, с точки зрения иудействующих, он жил по-язычески: то есть нормально общался с христианами из язычников, с необрезанными, которые ничего не знают о Законе Моисея. Он с ними сидел за одним столом и так далее. И это было нормально совершенно. Но теперь, когда пришли строгие иудействующие ревнители Закона из Иерусалима, он стал отстраняться от язычников, как бы показывая, что вот они нечистые, а он чистый. И таким образом он ставил их ниже себя, как и те из Иерусалима, которые, конечно же, не общались с необрезаннами христианами из язычников. Да, они ниже их, ниже. И, таким образом, они должны, вот эти язычники, как бы подняться до уровня народа Божия, к которому принадлежит Петр, Иаков, ну и другие пришедшие из Иерусалима. То есть он как бы вынуждал своим поведением этих язычников теперь стать иудеями, жить по-иудейски. Вот в этом смысл 14-го стиха.

Далее Павел продолжает свое рассуждение: «Мы по природе Иудеи, а не из язычников грешники; однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть». Ну вот, это очень важный 16-й стих. Здесь Павел высказывает кратко, не объясняя. Объяснения будут несколько дальше в этом же Послании: доказательства, аргументация. Здесь просто Павел констатирует тот факт, что он некогда узнал, что человека оправдывают не дела, а вера. Вера во Иисуса Христа, которая уже в свою очередь должна породить дела любви. Вот тогда Павел и уверовал во Христа, чтобы быть оправданным по вере, а не делами Закона. Потому что дела без Иисуса Христа, без Его искупительной смерти, без Его спасительного воскресения еще никого не спасли. Что бы ты ни делал, какие бы дела Закона ты ни исполнял, как бы ты ни старался это делать – все равно сами по себе дела тебя не спасут. Спасти может только Бог. Только Бог через Сына Своего, через Иисуса Христа. Ну и в самом деле: как может человек оправдать или спасти сам себя? Ведь это только в сказках так бывает, когда Мюнхгаузен, скажем, попал в болото и сам себя за волосы из этого болота вытаскивает. Так не бывает на самом деле. И чтобы достать того же Мюнхгаузена из болота, нужен подъемный кран. И этот подъемный кран или посторонняя помощь – это и есть благодать Божия. Только Бог и Его благодать спасительная может действительно вытащить человека из болота греха и смерти. Вот об этом говорит здесь апостол Павел. Бог протягивает человеку Свою руку. А Его рука – это воплотившийся Сын Божий, Иисус Христос. И человеку надо только довериться Богу и в ответ ухватиться за эту руку. Это апостол Павел и называет верой. Ну а так, сам по себе, сколько бы человек ни барахтался в этом болоте, ни двигал руками-ногами, ни совершал дел – он из этого болота не выйдет. Вот об этом 16-й стих.

Теперь 17-й стих 2-й главы: «Если же, ища оправдания во Христе…» Напомню вам, что «оправдание» у апостола Павла в данном контексте почти то же самое, что и «спасение». «Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха? Никак». Отвечает апостол Павел. Немножко непонятно, правда? Итак. Здесь речь о Петре. Петр искал оправдания во Христе. Искал спасения во Христе. И вел себя соответствующим образом. Он верит Богу, верит Христу. Он понимает прекрасно, что это спасительная вера, она спасает любого человека: и бывшего иудея, и бывшего язычника. Всего, можно сказать, Адама со всем его потомством. И вдруг Петр в какой-то момент времени обнаружил, что он грешник. Вспомним: он ел с язычниками, а вот пришли люди из Иерусалима – он стал стесняться. Как бы про себя подумал: «Ах, я согрешил! Вчера я согрешил: я ел с этими язычниками, сидел с ними за одним столом, общался с ними». Если бы Петр не был христианином, а оставался по-прежнему галилейским рыбаком, не встретившим Иисуса Христа, иудеем, он никогда бы не сел с язычниками за один стол. Тогда бы он и не обнаружил себя грешником, потому что он считал бы, что он чистый, что он по-фарисейски чистый. «Выходит так, что из-за Иисуса Христа ты почувствовал себя грешником?» – спрашивает себя апостол Павел. Неужели Христос есть споспешник, вот этот служитель, помощник греха? Ну, конечно, это кощунственные вопросы. Поэтому Павел отвечает: «никак». Или , у него часто так, особенно в Послании к Римлянам, где он говорит: да не будет того! Не быть тому!

И дальше, 18-й стих: «Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником». Ну, опять же, речь идет, конечно, об апостоле Петре. Здесь Павел ставит себя на его место: если я снова созидаю, что разрушил. А что же разрушил я, то есть Павел? Что разрушил Петр, если речь о Петре? Да вот стенку Закона. Представьте себе: с одной стороны язычники, с другой – иудеи, между ними – непроходимая стена. Эта стена – Закон Моисея. Она ограждает иудеев от языческого влияния и препятствует общению между иудеями и язычниками. И это в свое время было замечательным, потому что иудейский народ постоянно находился в опасности от заразы идолопоклонства, которое окружало иудеев со всех сторон: и в Египте, и в Вавилоне, и в Святой земле – в Ханаане. Эта ограда Закона была необходима. Но вот пришел Иисус Христос и Своим Воскресением Он как бы разрушил эту стену, эту преграду между людьми и Богом и между людьми друг с другом. Закон остался позади в истории. Он сыграл свою роль, он больше не нужен.Теперь уже, во Христе, могут общаться все люди, независимо от того, кем они были раньше. Достаточно только покаяния и веры.

Итак, «я снова созидаю, что разрушил», пишет Павел в 18-м стихе. Вчера я, Петр, я, Павел, разрушил во Христе стенку между мною и язычниками. Сегодня я вдруг чего-то испугался, застеснялся и снова воздвиг эту стену между мною и язычниками. Следовательно, вчера, подумал я, я переступал эту стенку, я переступал Закон, я был переступником, преступником. Тут замечу, что ни в коем случае нельзя смешивать два понятия, которые у нас часто смешиваются: грех и преступление. Мы дальше увидим колоссальную разницу между этими понятиями. Да и сейчас необходимо заметить.

Грех – это болезнь, которая поразила все человеческое существо, всю человеческую природу после грехопадения Адама. Мы все уже рождаемся во грехе, грешными людьми. И признаками этой болезни служат следующие симптомы. Вы знаете, что всякая болезнь сопровождается какими-то симптомами. Например, при гриппе симптомы суть следующие: человек начинает кашлять, сморкаться, у него повышается температура. А вот симптомы греха как болезни – это страдания, это, наконец, смерть. Страдания, зло, смерть – это симптомы греха как болезни.

А что такое преступление? А преступления не бывает тогда, когда нечего переступать. Преступление бывает только тогда, когда есть заповедь, когда есть закон, норма, правило, устав. Вот, устав мне говорит, что в Великий пост нельзя есть мясо. А я вот поел этого мяса, следовательно, я совершил преступление. Почему? Ну, потому что я непослушный человек. Потому что во мне сидит грех, и я страдаю без мяса. А страдание – это симптом греха. Ну вот, чтобы уменьшить эти страдания, я поел его. Но тем самым я совершил преступление против устава. Закон – будь то государственный закон или Божий Закон Моисеев – говорит мне: не укради. А я украл. Я совершил преступление. Но это всего лишь следствие того греха, который сидит во мне. Итак, грех – это болезнь, а преступление – это конкретное деяние. Это деяние – нарушение той или иной заповеди или закона.

Так вот, Петр воздвиг стенку между собою и язычниками, когда он застеснялся пришедших из Иерусалима. И подумал: вот, а вчера я и переступал эту стенку. То есть не Христос виноват, а он сам воздвиг эту стенку, следовательно, сам сделал себя преступником. Но вот видите, у апостола Павла все так кратенько сказано, в нескольких словах. А нам приходится долго рассуждать, чтобы сделать его мысль понятной. Хотя, если вы будете вдумчиво вчитываться в то, что он пишет, если вы будете понимать смысл разных слов, которые здесь употребляются (грех – это грех, преступление – это преступление; это вещи совершенно разные), тогда вы и поймете, о чем Павел говорит.

Дальше идем. 19-й стих: «Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу,  и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. Не отвергаю благодати Божией. А если законом оправдание, то Христос напрасно умер». Итак, христианин в крещении по вере умирает со Христом, Который был приговорен к смерти Законом. И христианин, умирая со Христом, тоже умирает по Закону. Понимаете? Христианин всегда теснейшим, существенным образом связан с Христом. Христос был распят на кресте, потому что Ему приписывалось нарушение Закона Моисеева. Помните Его обвинение священниками синедриона сначала на собственном судилище, потом перед Пилатом? Конечно, их возмущало именно то, что Он не такой, как они, ревнители Закона. Его понимание Закона было совершенно иным. Так вот, этот Закон убивает и нас, если мы со-умираем со Христом. Но умерший освобождается от всякой власти Закона. Мы знаем, что Христос умер, но воскрес. Его человечность, Его человечество, освободилось от уз греха, от уз смерти и восстало, воскресло для свободной жизни для Бога, в Боге. Вот также и Павел пишет, что я умер для Закона, чтобы жить для Бога. Потому что я сораспялся со Христом и буду совоскрешен с Ним. И уже сейчас чувствую в себе, хотя сейчас еще только верою, внутренне чувствую в себе это совоскресение со Христом.

Здесь далее Павел пишет очень мистическую вещь: уже не я живу, но живет во мне Христос. То есть Павел настолько тесно соединился с Воскресшим, что уже чувствует в себе жизнь Христову. Конечно, не сам Павел соединился с Ним, это Христос с ним соединился. Вся инициатива всегда исходит от Бога, а не от нас. Мы можем только подчиняться. Веровать и подчиняться Божественной истине и реальности. «А что ныне», – пишет Павел, «живу во плоти» (то есть обычной земной человеческой жизнью), «то моя жизнь полностью коренится в вере, я живу верою в Сына Божьего». Жизнь на этой земле сама по себе, без воскресения грядущего, без цели, без смысла – это не жизнь. Это есть просто постепенное умирание в бессмыслицу. Поэтому Павел пишет: «если я и живу здесь, во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. И это великая благодать Божия, я ее не отвергаю. А если законом оправдание – то Христос напрасно умер». То есть, если спасение возможно от дел, то есть если мы можем себя вытащить из болота за волосы, как Мюнхгаузен, тогда нам не нужен и подъемный кран. Ну, попытайтесь, может быть, сможете. Вот так иронически Павел кончает этот отрывок – 2-ю главу Послания к Галатам.

И далее. Далее Павел приступает уже к собственно богословским, более последовательным размышлениям на тему оправдания или спасения. Вот следующий раздел, довольно большой – это рассуждение апостола Павла о соотношении Закона Моисея и Евангелия Иисуса Христа. Этой теме посвящены 3-я, 4-я и значительная часть 5-й главы. Значит, 3, 1 по 5, 12. Соотношение Закона и Евангелия: Закона Моисея и Евангелия Иисуса Христа.

Павел обращается непосредственно к галатам. Да, он им много рассказал о себе, защитил свое апостольство, поведал галатам о том, что его апостольство идет не от людей, а через откровение непосредственно от Бога через Иисуса Христа; сказал, по сути, о том Евангелии, которое он возвестил уже галатам. Это Евангелие универсальное, Евангелие оправдания или спасения по вере, а не по личным заслугам. И теперь Павел снова уже непосредственно обращается к галатам. Вот, 3-я глава, 1-й стих: «О несмысленные Галаты!», – горько вопиет Павел. «Кто прельстил вас не покоряться истине? Вас, у которых перед глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый». Ну, перевод очень грешит против истины, поэтому нам сейчас надо его разобрать, этот 1-й стих.

««О несмысленные Галаты». Ну, понятно, Галаты вообще в Римской империи считались народом очень отсталым, глупым. Ну вот что-то вроде анекдотических скобарей или чукчей у нас в анекдотах, бытовавших в нашей стране. Конечно, чукчи, которые к реальным чукчам не имеют никакого отношения, – просто анекдотический образ. Вот галаты были примерно тем же самым в Римской империи. Павел пишет им: «О несмысленные Галаты!» Дальше: кто прельстил вас? Не «прельстил», а там стоит: «кто же заколдовал вас?» Заколдовал вас. То есть Павел не может представить, чтобы нормальный человек, нашедший драгоценную жемчужину, пошел и променял ее на какую-то ерунду. Помните эту евангельскую притчу о жемчужине, за которую нашедший ее купец отдает все свое состояние? Так вот, христианин – это тот человек, который воистину нашел жемчужину. Жемчужину веры во Иисуса Христа и спасения во Христе. И представить себе христианина, который променяет это на любой вид язычества, атеизма или какой-нибудь другой религии, буддизма, кришнаитства, и так далее, и так далее, иудейства, ислама – это для христианина представляется немыслимым совершенно. И поэтому единственное объяснение, которое Павел находит такому поведению – это то, что галаты были заколдованы. Ну вот так вот: очарованы, заколдованы, загипнотизированы чем угодно. О несмысленные галаты, кто прельстил, а точнее, кто околдовал вас, так что вы не покоряетесь истине?

И дальше: «Вас, у которых перед глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый». Ну, вот этих слов – «как бы у вас» – нет, конечно. Вы видите, они даже и напечатаны у нас курсивом, их нет на самом деле. У Павла стоит следующее. Перед глазами галатов была написана как бы афиша (вот, афиша висела, объявление – «предначертан перед глазами»), было начертано: «Иисус Христос распятый». Крест Христов – это основа в Евангелии апостола Павла. Помните, как много об этом речи у него шло в Первом послании к Коринфянам? Крест Христов – вот та база богословская, на которой Павел строит все остальное христианское богословие. Искупление во Христе. И вот об этом-то искуплении во Христе Павел и говорил галатам. Иисус Христос распятый – это как бы сконцентрированное выражение всего Евангелия апостола Павла. Разумеется, речь Павла здесь очень образная, очень яркая, очень сама по себе концентрированная. Ну, конечно, нельзя понимать так, как это написано у нас, в нашем переводе: «как бы у вас распят». Ну, не то. Во-первых, Иисус не «как бы» распят, Он действительно был распят, Его смерть действительно была искупительной. И именно это было предначертано, как объявление, как афиша, перед глазами галатов. Имеется в виду Евангелие, которое им проповедовал апостол Павел.

Дальше. 3-я глава. «Сие только хочу знать от вас: через дела ли закона вы получили Духа, или через наставление в вере?» Ну, здесь тоже перевод очень сильно грешит, но уже не будем обращать слишком большое внимание на это. Вот что интересно здесь, во 2-м стихе. Для Павла абсолютно очевидно, так же, как и для галатов было очевидно, что они получили Духа. Это был опыт. Опыт, который они пережили конкретно, непосредственно. И это они знали, знал Павел. Вот скажите, сегодня, когда какой-нибудь христианин, скажем так, или уверовавший идет в церковь и хочет креститься, вот он крестился во имя Пресвятой Троицы, он выходит из храма – чувствует ли он, что он получил Духа? Может ли о себе он это сказать? Думаю, в редчайших случаях. Ну, самое большее, что почувствует этот человек, это некие необычные впечатления, некоторое возбуждение, которое, может быть, к вечеру выразится в том, что он пригласит друзей, с ними выпьет, исполнится некоторого «духа». «Дух» по-латыни «спиритус». Но дух-то будет несколько иной. А назавтра и это забудется, и все. И пойдет обычная жизнь. Этого перелома в экзистенции, в существовании человека, который ощущали вот эти первые христиане, галаты даже, этот перелом ощутил у себя апостол Павел – это жизнь в Духе Святом. Вот это нам сейчас как-то уже либо совсем неведомо, либо просто нами не ощущается. Но тогда это было. И поэтому Павел спрашивает: хочу только знать от вас, вот, а как вы этого Духа получили-то? То, что вы получили, это вы и сами знаете. А как? Через дела ли Закона? Оттого, что вы субботу соблюдали? Оттого, что вы обрезались? Оттого, что вы не ели с язычниками (хотя они сами были язычники необрезанные)? Короче говоря – через дела ли Закона? Или через – как вот правильно по-славянски переведено – «через слух веры»? То есть через то, что вы услышали Евангелие. Слух веры (ἐξ ἀκοη̃ς πίστεως по-гречески) – собственно, это раннехристианский такой термин, который означает Евангелие, слышание Евангелия.

Дальше. 3-й стих. «Так ли вы несмысленны, что, начав Духом, теперь оканчиваете плотью?» Ну, по поводу этого стиха надо сказать, что здесь «Духом», конечно, надо поставить с большой буквы. Потому что они получили Святого Духа. И они начали именно со Святого Духа. А теперь – «оканчиваете плотью». Вот эти «начавши» и «оканчиваете» – это два слова, которые во многих древних религиях, а также в современных некоторых, там, квазирелигиозных течениях, таких, как, например, масонство, означают «посвящение» и «усовершенствование». Значит, вот они были посвящены в христианство Духом Святым, а теперь нашли себе совершенство или вершину в плоти, то есть в обычной человеческой природе. Здесь под плотью Павел понимает попытки – человеческая эгоистическая и самонадеянная попытка самоспасения. Через дела Закона, через какие-то ритуальные действия: вот, если я обрежусь, если я буду молиться тогда-то, поститься тогда-то, соблюдать такие-то праздники, креститься вот так вот, стоять вот так вот, лежать вот так вот – вот тогда, конечно, я буду спасен. Это, разумеется, все равно что, как я говорил уже, вытаскивать себя за волосы из болота. То, что Павел называет «плоть». Плоть. Нас спасает не плоть, не дела плоти, не дела Закона, а только Бог Духом Своим. Поэтому слово «Дух» здесь надо поставить с большой буквы. Слава Богу, русская орфография нам это позволяет делать, в отличие от, скажем, немецкой, где все существительные с большой буквы написаны и печатаются.

И 4-й стих: «Столь многое потерпели вы неужели без пользы? О, если бы только без пользы!» И опять перевод неважный. Ну, что значит «потерпели»? Вот они покрестились и сразу стали так терпеть ужасно? Да нет! Здесь совсем другое слово стоит по-гречески. «Вы обрели такой огромный опыт! И неужели без пользы? О, если бы только без пользы!» Чувствуете, насколько все-таки вот невдумчиво работали наши переводчики при составлении этого текста? Так многое теряется из-за небрежности или нечувствительности к языку, которые были тогда, когда этот текст переводился. Но увы! Что есть, то есть у нас. Другие переводы не могу вам рекомендовать особенно. Пожалуй, за исключением только одного – епископа Кассиана (Безобразова). Но не у каждого ведь он есть. Хотя в продаже он бывает и имеется, возможно, и сейчас. Хотя он тоже не слишком далеко отступает от синодального текста. Но все же сглаживает самые большие неприятности Синодального перевода.

Сегодня мы с вами заканчиваем наш отрывок 3-ей главой Послания к Галатам, 4-й стих, и в следующий раз продолжим разбор этого замечательного Послания.

Сегодня я прощаюсь с вами, желаю вам всяческой благодати от Господа нашего Иисуса Христа. До свидания!

 

Материал предоставлен радио “Град Петров”

 

 

 

Добавить комментарий